Московское Общество Греков
ΣΥΛΛΟΓΟΣ ΕΛΛΗΝΩΝ ΜΟΣΧΑΣ

Греки герои Второй мировой войны: Николай Чилиби

К 75-летию Великой Победы.

Дорогие друзья! Спасибо вам за письма и рассказы о героях ваших греческих семей!

Все они хранятся в галерее Греческий бессмертный полк на нашем сайте по ссылке
https://www.greekmos.ru/greek_polk/

Благодарим Светлану Челябину за фотографии и материалы из семейного архива.


«Добрый день. Меня зовут Светлана. Я из города Мариуполя.

Хочу рассказать вам о своем дедушке. Он участник Великой Отечественной войны и для меня – легенда!

Моего дедушку звали Челябин (Чилиби) Николай Иванович. Родился в 1917 году в поселке Ялта Мангушского района, Екатерининской губернии (позже Сталинской, ныне Донецкой области).

Николай Иванович родился в семье грека-переселенца из Крыма Чилиби Ивана Павловича – участника Первой Мировой войны, рядового 284-ого пехотного Венгерского полка. С войны мой прадед вернулся без правой ноги и в скором времени умер. Моя прабабушка Аня через несколько лет вышла замуж второй раз и вместе с детьми и мужем переехала жить в Мариуполь.

Детство и юность моего деда были полуголодные и суровые. Он получил только 4 класса образования, но это не помешало ему выучиться играть на всех струнных инструментах и, имея от природы отличный слух и голос, очень красиво петь народные песни и стать хорошим человеком.

Когда настал возраст призыва в ряды Красной Армии, служил в городе Севастополе на Черноморском флоте.

1941 год. Началась война. Мы все знаем об указе И.В. Сталина о том, чтобы на войну не брать евреев, цыган, татар, греков … Но и все прекрасно знаем какое количество людей с перечисленными национальностями встали на защиту своей Родины не смотря на этот указ.  Вот и мой дед не придумал ничего лучшего, как пойти в паспортный стол и уговаривать паспортистку изменить несколько букв в своей фамилии. Паспортистка конечно категорически отказывалась и даже слушать не хотела его! Но мой дед в молодости был писанный красавец: двухметровый , голубоглазый  красавец – грек! Уж не знаю как, но уговорил он паспортистку! С того дня он из Чилиби Николая – грека, стал Челябин Николай – русский.

Во флоте произошли тоже изменения – были созданы Морские бригады, и мой дедушка вошел в число 8-ой Морской бригады, матрос-стрелок Черноморского флота.

Под Сапун-горой в жесточайшем бою мой дед был тяжело ранен, сквозное-осколочное (осколок влетел чуть выше сердца, а вылетел под лопаткой), и забран немцами в плен. Недавно, в постоянных поисках его фронтового друга, я узнала, что эти бригады называли “Черные бушлаты”, и как люто их ненавидели немцы за их фантастическую выносливость и отвагу.

Как и сотни пленных солдат, мой дед был эшелоном отправлен в Германию, в лагерь для военнопленных. Я до сих пор не понимаю, как с таким ранением он смог выжить? Ангел-хранитель оберегал. Молодость и сумасшедшая воля жить…

Чуть окрепнув и подружившись с таким-же пленным солдатом как он, которого звали Валентин (к огромному сожалению фамилию этого человека я не знаю), они стали тайком обговаривать возможности побега из лагеря. Дед рассказывал, что напряжение было огромным, ведь если побег не удастся – тогда расстрел. Однажды, ненадолго вздремнув, он увидел сон, после которого твердо уверился, что у них все получится. Сон оказался пророческим. Они оба оказались счастливчиками: ночью им удалось бежать из лагеря. Первое время бежали без остановок, лишь ненадолго останавливаясь перевести дух и прислушаться нет ли лая собак и погони. Удалившись от лагеря на большое расстояние, они немного успокоились и решили, что днем будут отдыхать в укрытии, а ночью идти дальше. Шли долго, 8-9 дней. Ели что придется: какие-то корешки и ягоды, а если повезет – колоски пшеницы. Дошли до какого-то населенного пункта. Засели на целый день в укрытие и наблюдали, слушали, а ночью постучали в самый крайний дом. На их стук вышел хозяин. Они стали ему объяснять, что русские солдаты, что бежали из плена, что очень хотят хлеба и воды. Хозяин дома совершенно не понимал что говорят ему эти русские: перед ним стояли двое грязных, оборванных и голодных человека. (Когда мой дед рассказывал, он, двухметровый и огромный мужчина, всегда еле сдерживал слезы). Мужчина завел их к себе в дом, напоил и накормил, дал им свою одежду переодеться  и стал на своем языке всячески им объяснять, что нужно уходить, нельзя сидеть, и отвел их в лес в партизанский отряд. В отряде кто-то говорил по русски и им объяснили , что они пришли в Голландию. Командиром отряда был Эмель Бекера .

В составе этого отряда мой дед был два года, чем занимались в отряде дед сильно не рассказывал, упоминал только один эпизод, когда за их головы обещали вознаграждение, и листовки были расклеены на всех столбах. Была облава, а кто-то из местных прятал моего деда. За это время мой дедушка и Эмель Бекера стали настоящими друзьями.  Эмель говорил:

“Не уезжай Ник! У меня две сестры, бери в жены любую и станем братьями! Не уезжай!”

Но мой дед по-мужски и честно ему сразу ответил: “Я домой”.

Когда настало время прощаться, они обнялись по-братски и пообещали, что обязательно найдут друг друга после войны, если останутся живы.

После этого были Бельгия, Франция и наконец Германия.

Во Франции в городе Компьен на сборном пункте мой дед познакомился с группой матросов, которые собирались идти в Штеттин, в штаб. Кругом было все в руинах и о транспорте речи не было. Простые, молодые ребята пошли пешком из Компьена в Штеттин (как в известной песне “Мы прошагали пол Европы, мы прошагали пол Земли…”)

В штабе дед получил распоряжение войти в состав команды на двухвинтовом катере “ОДИН”, на котором через Одер и Балтику переправляли угнанных немцами людей на Родину, буксировали баржи, груженные всяким оборудованием фабрик и заводов.

Домой, в Мариуполь, мой дед вернулся в 1946 году!

Нужно было начинать жизнь в мирное время и дед устроился на работу в соседнем поселке, женился и родился сын – мой папа.

Начался страшный и голодный 1947 год. Мой дед вместе с отчимом поехал в поисках дома по соседним селам. Вернувшись в город, погрузили свой нехитрый скарб, своих женщин и ребенка и переехали за 50 км. от Мариуполя, в село которое тоже основали Приазовские греки.

В 1948 году сестра моего дедушки, Вера, привезла из Мариуполя письмо. Оно было из Голландии от Эмеля Бекера. Написано на русском языке, в нем Эмель обращается к маме своего друга: рассказывает ей, какого хорошего и отважного сына она воспитала, благодарит ее, пишет о жизни в партизанском отряде, о том, что пришлось пережить и интересуется жив ли Ник, добрался ли домой и как жизнь в мирное время? Заканчивалось письмо такими словами:

“Дорогой Ник! Тебя помнит и любит вся Голландия!”

Счастью и радости моего деда не было границ! Он читал вслух это письмо своим матери и жене (моей бабушке Лиде, она все очень хорошо помнит и подтверждает каждое написанное мной слово, ей сейчас 96 лет и живет она в доме своего сына, моего папы).  Мой дед сразу написал и отправил свой ответ, что жив-здоров, счастлив получить такую радостную весть от друга, что не забыл, что нашел! Что у него есть семья и родился сын.

Через день, когда мой дед был на работе, к дому подъехала машина из нее вышли два незнакомца , показали бабушке свои удостоверения и стали расспрашивать о деде и письме. Бабушка сказала, что дед на работе. Они уехали и через время вернулись вместе с дедом. Зайдя в дом, приказали собрать все документы и письмо и увезли моего деда в область. Деда не было 3 дня, но Слава Богу его отпустили, только не вернули ему ни один документ! Только каким-то чудом дома остались две фотографии, присланные Эмелем в том письме. На одном сам Эмель Бекера, а на втором две его сестры.

Мой дед больше не рисковал и писем в Голландию не писал. Он был не один. У него был сын.

Очень сложно было в те времена восстановить документы, пережили много проблем, такие были времена.

Мой дед прожил долгую и хорошую жизнь, всегда на хорошем счету, никогда и никому не делал плохого, всегда ходил прямо и не сутулясь и всегда в тельняшке! Под тельняшкой на груди наколка: парящий орел с распростертыми крыльями, держащий в своих когтистых лапах меч, и большими буквами “СЕВАСТОПОЛЬ”. Будучи уже совсем больным и в преклонных годах, все равно говорил:

“Ничего страшного! Я же моряк!”

Я очень хорошо помню, как я и моя сестра рано утром 9 мая бежали с нехитрыми букетиками в руках, а мама с папой шли позади. Мы шли поздравлять нашего дедушку с Его праздником! Бабушка накрывала праздничный стол, дед сидел во главе стола и пил свои сто грамм за Победу. По телевизору начинался парад на Красной площади и дед, немного захмелев, начинал рассказывать о войне, о немцах, о дружбе и Эмеле. Мы, две маленькие девчушки, сидели и слушали эти рассказы как сказку. Если бы вы знали , как я ему благодарна за эти рассказы! Как я горжусь и уважаю его!

Моего дедушки нет уже почти двадцать лет, а я мечтаю найти семью его друга из Голландии, семью Эмеля Бекера. Очень надеюсь, что и он рассказывал своим детям и внукам о войне и о друге из СССР, о Нике.

Мечтаю прийти на могилу своего деда и сказать ему: “Дед, я нашла твоего Эмеля !”

Ведь они оба этого достойны.»

Дорогие друзья, Приглашаем вас поддержать деятельность Московского общества греков.
Посильный вклад каждого станет весомой помощью для нашего Общества!
Только всем вместе нам удастся сделать жизнь греческой диаспоры столицы той, о которой мы все мечтаем!
2020-06-21T13:35:01+03:00