Московское Общество Греков
ΣΥΛΛΟΓΟΣ ΕΛΛΗΝΩΝ ΜΟΣΧΑΣ

Татьяна Метакса: «Каждый человек, повстречавшийся на твоем пути, твой учитель»

/публикация 2006 года/

Татьяна Христофоровна Метакса, руководитель Государственного музея Востока (научно-исследовательский институт), Заслуженный работник культуры Российской Федерации.

С Татьяной Метакса меня не связывают долголетние добрые отношения, как, к примеру, с многими известными на московском и постсоветском пространстве соплеменниками. На приемах в греческом посольстве в Москве наше общение ограничивается уместными в таких случаях общими словами приветствия. Присутствует некая узнаваемость друг друга.

Поговорить с этим человеком есть о чем (подсказывает журналистское чутье!). …Канун Нового 2006 года. Наконец, наша беседа состоялась.

Рабочий кабинет руководителя Государственного музея Востока, в полный мере оправдывающий бренд «музей народов Востока»!

Итак, Татьяна Метакса, венчает мою журналистскую галерею соотечественников и филэллинов, с кем мне довелось встретиться и пообщаться в уходящем 2005 году. Этот год стал юбилейным для героини моего повествования.
Она родилась в год завершения войны, но, поверьте мне, юбилейный мотив был на самом последнем месте в числе причин моего желания встречи с ней.

Уникальный случай – человек «утер нос» своему возрасту!
… Секреты Востока.

…Довольно-таки часто она приглашается ведущими «умных» телепередач («Апокриф», «Сферы», «Диаспора» и др.), в коих, как правило, ей задается, помимо самых разнообразных вопросов, касающихся ее профессии, ее мировосприятия и вопрос об ее этнической принадлежности.

Яркие по звучанию отчество и фамилия (древняя византийская фамилия, ассоциирующиеся с маркой знаменитого греческого коньяка!), необычный стиль одежды (византийско-восточный), и, конечно же, неординарный ум, притягивают к ней всех тех, кто живописует столичную жизнь и наиболее ярких ее обитателей.
Уж поверьте мне, никто из журналистов, будь то представители качественных глянцевых журналов и газет, телевизионщики, не остаются  в накладе (разочарованными) после встреч с Татьяной Метакса!

На мой вопрос, каковы главные причины, побуждающие ее вести столь активный светский образ жизни, последовал ответ:

«…Главная причина – это забота о музее, коему отданы более 35 лет жизни».

– …Уже больше года я являюсь руководителем музея Востока.
В музее я работаю с 1969 года. Вот и считайте – скоро будет 37 лет.
Я говорю, как только я родилась, так и работаю! (смеется)

– Уважаемая г-жа Метакса! Расскажите, пожалуйста, о людях вашей профессии. Какими качествами должен обладать музейный работник?
– …Искусствоведы (музейщики) – это, как правило, фанатики своего дела, работающие практически за идею (бесплатно).

– Что способствовало вашему приходу в сей мир?
– …Я родилась в очень хорошей семье. Любимейшие папа и мама.
Мой папа Христофор Федорович Метакса. Мамочка – Евгения Ивановна Богданова. …Метакса – это древняя византийская фамилия.
Помощник адмирала Федора Ушакова был тоже из нашего рода.
Папа – родной племянник известного коллекционера и собирателя искусства Георгия Диониссовича Костаки, которого я всегда звала «дядя Юра».
Наша большая семья была (полугреческая, полурусская, отчасти украинская) очень дружной и была всегда пропитана духом искусства.

– …Не от всех детей (все мы дети своих родителей) услышишь трогательное «мои любимейшие родители».
– …В 1992 году не стало папы. Три года назад не стало мамы.
…Боль сей потери присутствует во мне. Я не могу с этим смириться.

– Каноны мировых религий (буддизм, христианство, ислам) предостерегают человека оплакивать уход из жизни его ближних, ибо, тем самым, им на небесах будет больно от его слез и переживаний…
– …Человек (увы, или к счастью) – существо несовершенное.

– Восток, как говаривал один из персонажей популярнейшего советского фильма, – «дело тонкое»…
Главный постулат, почерпнутый вами из мудрости Востока.
– …Каждый человек, повстречавшийся на твоем пути, твой учитель.
Стараюсь следовать этому постулату.

–    Главный урок, позаимствованный вами у Востока.
–    …Искать во всем, что происходит в твоей жизни, причину только в себе.

–    …Если вас когда-нибудь вдохновит идея написания мемуаров, о чем вы предпочтете не писать?
–    …Если писать, то о творчестве, но не о личной жизни.

–    Способствовала ли ваша профессия («человека Востока») устройству  оной?
–    Нас с моим мужем сблизил Восток. Вернее, любовь к нему.

–    Знаете ли вы секрет женского счастья?
–    …К мужу надо относиться как к божеству.

– … Расскажите о Георгие Костаки – вашем «любимом дяде Юре».
Каким он остался в вашей памяти?
–  Это был любимый дядя Юра. Он всегда был рядом, всегда помогал нам. …Первые послевоенные годы. Я помню это. Какое-то вкусное масло, которое он нам присылал, вкусный чай, кофе. …Он очень любил моего папу. Мы часто собирались у его мамы Елены Эммануиловны на Баковке.
Там собиралась вся наша «большая греческая семья». На Пасху собиралось под сорок человек.
…Семья была православной, но не канонически воцерковленной.
…Дядя Юра. Я с детства помню все его квартиры. Начиная с небольшой квартиры на Кузнецком мосту. Потом Малая Бронная, потом Ленинский проспект, потом Вернадского, откуда он уехал в Грецию.
…С Георгием Диониссовичем у меня связаны тысячи воспоминаний. Подтянутый, красиво одетый и, одновременно, невероятно демократичный, по-хорошему простой. Сочетание с одной стороны невероятной хватки, острый глаз коллекционера – при этом он всегда художникам помогал.
С другой стороны – удивительная детская наивность. …Когда в 1986 году он приехал в Москву (8 лет живя к тому времени в Афинах), в Третьяковской галерее целый раздел был посвящен картинам из его коллекции.

– То есть, уехав в Грецию, ему посчастливилось не сжечь мосты с Россией, не попасть в черный список Кремля, Старой площади…
– …А как же он не мог оставить «мосты» с родиной, если он подарил Советскому Союзу 80% своей коллекции. Конечно, оставил. И хорошее отношение к себе оставил. И дочка его Наташа здесь еще очень долго жила.

– Подтверждением сего факта (хорошего отношение к себе у официальной Москвы), является хотя бы то, что информация о его кончине летом 1990 года прошла по официозной информационной программе «Время»  центрального советского телевидения.
– Да, факт, безусловно, показательный.

– Существует достаточно расхожее мнение по поводу отношений Георгия Костаки с художниками – последователями «русского авангарда». От мнения, что он их выручал и, подчас, спасал, до диаметрально противоположного…
– …Для меня иной точки зрения существовать не может. Я помню, как у него буквально жил, столовался, возможно, одевался мой любимый Толя Зверев. Он буквально его выпестовал. Благодаря ему была первая Толина выставка за рубежом. …Я вчера о нем рассказывала в телевизионной передаче, как о человеке интуитивном, спонтанном – он за секунду рисовал его работы. …Георгий Диониссович дружил и с Димой Плавинским – прекрасным художником. Он дружил с, уже умершим, Дмитрием Краснопевцевым. Масса бала художников, которых он любил, поддерживал.
…А о каждом коллекционере всегда есть негатив. Это – обыкновенная людская зависть. …Георгий Костаки  долгие годы работал администратором в канадском посольстве. Имел доступ в «Березку», мог выезжать за рубеж. Зачем ему было, ответьте мне, было покупать картины, в то время никому не нужные. Его называли «странный грек, «чудной грек». А этот «чудной грек» оставил в наследство нашей великой стране (Советскому Союзу, теперь России) огромную коллекцию, которое составляет ядро искусства начала века Третьяковской галереи.
…Я горжусь и до последнего дыхания буду гордиться, что я из этой семьи.

–    Часть своей коллекции (20%) ему удалось вывезти в Грецию…
– Надо отдать дань его детям, которыми коллекция не распродавалась.
Хранилась – там, где должна была храниться – не дома, конечно!
…Картины купило Греческое государство. И теперь эти картины в Салониках. И часть этого музея – это, практически, ода Георгию Костаки.

– Из его детей художником стала дочь Наталья…
– …А Лиля (Алики) сделала очень много, что имя отца громко звучит. Именно она занималась этой коллекцией. Благодаря именно ее усилиям, эта коллекция закуплена греческим правительством.

– …Вы же, Татьяна Христофоровна, художником не стали.
– …Я стала музейщиком и это тоже прекрасно. И я думаю, что мой папа и мой любимый дядя Юра, если бы они были живы, то были очень рады за меня. …Видя меня по телевидению, читая обо мне газетно-журнальные статьи – что я занимаюсь интересным и благородным делом.

– …Уверяю вас, что все эти позитивные чувства испытывают и все наши с вами соплеменники на всем постсоветском пространстве.
Я знаю многих деятелей, кто «вчера» старательно замалчивал факт своих греческих кровей, а «сегодня» большего грека нет! Вы не из них…  
– Что ж, приятно, если мои соотечественники так тепло ко мне относятся. …По поводу тех, кто «вчера» – советский человек, а «сегодня» – грек.
…Трудно их понять. Слава Богу, что меня, нашу семью эта «беда» миновала.

– Расскажите, пожалуйста, о главной цели, что вами преследуется, когда вы участвуете в телевизионной передаче, даете газетное интервью.
– …Не для того, чтобы лишний раз я была на экране, а потому, что внизу там обязательно будет написано: «Татьяна Метакса, Государственный музей Востока». Это лишнее напоминание людям о нашем музее.

– И, при этом, ведаете ли вы, что, тем самым, ведете и свою нацию?
– Почему не ведаю! Ведаю…
Был момент, когда, вступив в свой первый брак, я меняла фамилию.
Сейчас я в третьем браке. …Я вышла замуж за отца моей Машеньки Славу Кондратьева. Три года я была Кондратьева, но на эту фамилию мало отвлекалась! Буквально сразу после первого брака последовал второй, но желания менять фамилия Метакса у меня более не обнаруживалось!
…Сейчас я в третьем браке. У меня молодой муж – талантливый художник Николай Костромитин, но фамилия у меня всегда будет Метакса.
…Ассоциируется она у всех с Грецией и с греческим коньяком!

– Известный бренд!
–    Да, да. (смеемся)

– А в Греции, на самом деле, вы часто бываете?
– В Греции я была дважды. Первый раз в 1993 году. Мы с Машенькой жили на вилле у Саши (сына Г. Д. Костаки, которого, увы, нет уже в живых).

– …Любимая прочитанная книга, любимая мелодия, любимое место.
…Что для вас Греция?
– Присутствует все. Я с огромным наслаждением слушаю греческую музыку.
Византийские песнопения, Теодоракиса. Недавно я, между прочим, прочитала интересную книгу о своей любимой древнегреческой поэтессе Сапфо. Книга немножко смешная. Она такая наивная, детская.
…И, конечно, любимое место. …В одной из телепередач несколько лет назад на подобный вопрос, я ответила: «Коктебель». Объяснив, что именно там я ощущаю себя гречанкой. …И когда мы с Машей, приехав в Грецию, вышли к морю, увидели море, я сказала дочери: «Да это же Коктебель!».

– Вашей дочери перешла, присутствующая в вас (вам «верю!»), категория «греческость» – «ромиосини»?
– Думаю, что да. Ее супруг грек. Значит, не случайно!

– Недавно у вас был юбилей. Судя по сюжету, что прошел по каналу «Культура», вас пришло поздравить много людей.
…Пришли и ваши друзья. Кто они?
– …Не обязательно из музейного мира. Мои друзья – все творческие люди.

–    Кто мог бы стать вашим другом?
– …Человек моего «караса». Есть такой термин. Я его вычитала у Курта Вонегута. В его книжке «В колыбель для кошки».  …Должно быть на духовном уровне, или еще на более высоком уровне общее видение мира.

– …Что-то космическое такое.
–    Да. …И тогда совершенно мне без разницы, сколько человеку лет, какого он пола. В буддизме есть очень хорошее выражение, вернее, мысль, что учителем нашим может быть любой. Ребенок может быть учителем…

– Какие ассоциации у вас связаны с Элладой! Во время посещения Греции, присутствует ли в вас ощущение, что вы находитесь на родине?
– …Да, безусловно, присутствует.
…Я помню, когда мы с Машенькой в страшную жару восходили буквально по этим лестницам на Акрополь, со мной произошло то, что называется мистическим опытом. …Я себя ощутила греческой госпожой в эпоху «золотого века» Перикла, при котором был построен Парфенон.  

– Наиболее яркие картинки из детства, отрочества…    
– Это картины, художники, реставраторы. Родной брат моего папы Владимир Юшкевич (брат по маме), был лучшим реставратором в Третьяковской галерее.

–    Вы выросли на всем этом.
–    Да, я выросла на этом. И сама я с детства любила бегать по музеям.
Любила и Третьяковку, любила очень Пушкинский.
Любила музей Востока и не знала, что я буду столько лет здесь работать.
…Родилась я на берегу Яузы в Лефортово. Немецкая слобода. Дом на холме. До революции в нем жили монахи, а в советское время военные в высоких чинах, люди, которые учились в институте военных переводчиков. Там жили артисты Большого театра. … Церковь, восстановленная уже в эпоху новой России, в которую я прихожу поставить свечи за мамочку и папочку.
Ставлю свечи и через окно вижу тот самый подъезд нашего дома, в который я со своими родителями входила (на ее глазах появляются слезы).

Татьяна Христофоровна! Вас невозможно не узнать. Во время приемов в греческом посольстве вижу вас в восточно-византийских одеяниях.
На фоне официальных костюмов у дам и у мужчин, это производит сильное впечатление! …Первые ваши шажки в сем направлении.
– …Неосознанно давно. Первый раз? Мне, наверное, было лет 12, когда папа привез мне красивую индийскую ткань. Я была завернута в нее. …На самом деле это было как предзнаменование. А потом, в конце 70-х гг., будучи в командировке в Венгрии, я привезла себе индийское платье.
И впоследствии, в Москве был индийский магазин «Ганг», я интуитивно, но уже осознано покупала себе индийские наряды. …К середине 90-х мои друзья начали мне дарить тюбетеечки, восточные шапочки. Что-то покупала себе в антикварных магазинах, что-то привозила из командировок.
…И постепенно их стало у меня все больше и больше, и я их стала носить каждый день. …Все это произошло совершенно спонтанно.
Никакого проекта не было!

–    Вам есть, что показать окружающим – вы интересны людям по многим другим причинам…
– …У Чехова сказано, что в человеке все должно быть прекрасно.

– Одним словом, Татьяна Метакса стала для нашего образованного обывателя неотделимой от ее экстравагантных одеяний!
– Меня иной раз спрашивают: «Как, так смело!». …Но, согласитесь, мои одежды на мне не выглядят карнавально. Выглядят гармонично.
…Нужно иметь что-то внутри.

–    Очень интересно узнать (угадываю одного из названных г-жой Метакса ее любимых писателей! – прим. Н.С.) о ваших предпочтениях в прозе, поэзии.
– …Марсель Пруст, Харуки Мураками (его-то я и вычислил! – прим. Н.С.), Умберто Эко. Из русской прозы: Лесков, Чехов. Поэзия: Ахматова, Цветаева.

–    Главные задачи, что ставит перед собой руководитель Государственного музея Востока.
–    Усовершенствование и процветание музея. Музей – это практически вся моя жизнь.

–    Главное, чему научил вас Восток…
–    Главное – любить жизнь. Если присутствует любовь, то многие вещи отходят на второй план. Возраст, например.

–    Каково ваше жизненное кредо?
…Я считаю, что Высший судья для каждого человека – это он сам.

Никос Сидиропулос. Москва.
7/01/2006
Источник:
https://www.greek.ru/news/diaspora/18698/

  
P.S. На следующий день нам вновь довелось встретиться.
На этот раз, на презентации выставки российско-греческого художника
Никоса Мастеропулоса в московском доме национальностей.
Татьяна Метакса, Наталья Костаки, Валерий Васильев, Никита Медведев, Татьяна Горелова делились с соплеменниками Николая Мастеропуло своими воспоминаниями о безвременном ушедшем из жизни живописце.

«Николай Мастеропуло относится к той редкой категории людей,
о ком можно сказать «подлинный человек».
Слова Татьяны Христофоровны Метакса – дочери греческого народа, потомке древнего византийского рода о своем соотечественнике Николае Панайотовиче  Мастеропуло.

Дорогие друзья, Приглашаем вас поддержать деятельность Московского общества греков.
Посильный вклад каждого станет весомой помощью для нашего Общества!
Только всем вместе нам удастся сделать жизнь греческой диаспоры столицы той, о которой мы все мечтаем!
2020-08-20T20:10:12+03:00