Московское Общество Греков
ΣΥΛΛΟΓΟΣ ΕΛΛΗΝΩΝ ΜΟΣΧΑΣ

ГРЕЧЕСКИЙ ЯЗЫК

ГРЕЧЕСКИЙ ЯЗЫК  –  язык, на котором говорят в эгейском ареале со времени его появления в результате миграции греческих племен с севера в начале II тысячелетия до н.э. и до настоящего времени. Будучи членом индоеропейской семьи языков, греческий родствен множеству других языков в Европе и за ее пределами (например, таким, как персидский или санскрит). Слово «греческий» происходит от названия одного из наименее влиятельных греческих племен (Graikoi, лат. Graeci) и использовалось за пределами Греции со времен Древнего Рима. Сами греки на протяжении большей части своей истории именовали себя эллинами, свою страну – Элладой, а свой язык – эллинским.

Многие характерные черты греческого унаследованы им от индоевропейского, однако он приобрел и ряд новых особенностей в результате контактов с различными языками бассейна Эгейского моря. О самих этих языках известно так мало, что об их влиянии приходится судить главным образом по тем следам, которые они оставили в самом греческом. Так, корни и суффиксы многих топонимов, обнаруживаемых в греческом языке, имеют, очевидно, местное происхождение. Например, названия Olympus и Thebes имеют точное соответствие в Малой Азии, расположенной по другую сторону Эгейского моря; элементы -inthos (входящие в греческие слова Korinthos и Labyrinthos); -ssos (в Knossos); Lem (в Lemnos) также обнаруживаются среди топонимов древней Анатолии.

В других греческих словах можно усматривать отход от индоевропейской традиции. Названия князя и царя ( и ) не имеют соответствий в других индоевропейских языках; за исключением имени Зевса, имена главных божеств – Гера, Афина, Аполлон, Артемида, Посейдон – не индоевропейского происхождения; торговые и сельскохозяйственные термины, такие, как  «мешок, куль»,  «бочонок»,  «золото»,  «маслина, олива»,  «вино», пришли из других языков этого ареала, в том числе из семитских.

Наиболее важным культурным приобретением ок. середины II тыс. до н.э. было минойское письмо, приспособленное для записи греческих слов. Это минойское письмо, дешифрованное в 1953 М.Вентрисом и названное линейным письмом Б (чтобы отличить его от его предшественника – минойского линейного письма А), не слишком хорошо подходило для греческого языка. Неоднозначность линейного письма Б (например, слоги pa; pha; ba все передавались знаком ‡) превращала тексты в настоящую головоломку, и тем не менее исследователям удалось получить важные сведения об этой ранней стадии развития языка.

Линейное письмо Б было утрачено в период господства дорийцев, который начался ок. 1200 до н.э., если не считать кипрских надписей, относящихся уже к классическому периоду и сделанных письмом, слегка отличающимся от линейного письма А и Б, но безусловно связанным с ними. Письменность была вновь введена в употребление после почти четырехвекового перерыва финикийскими купцами, и таким образом возник известный нам греческий алфавит.

ГРЕЧЕСКИЕ ДИАЛЕКТЫ.

Даже в классический период имелись определенные диалектные различия в области распространения греческого языка, проявлявшиеся в произношении, грамматических формах и словаре. Сами древние греки делили себя (на основаниях как политических и исторических, так и языковых) на три главных племени: эолийцев, дорийцев и ионийцев. Современные исследователи, изучив тысячи сохранившихся надписей, увеличили количество групп и разделили их на подгруппы; последние исследования показывают, что между четко разграниченными, как считалось прежде, диалектными ареалами были переходные зоны, которые соединяли в себе особенности соседних диалектов.

Общепринятая сейчас классификация помещает ионийский диалект на Эгейские острова и южную часть восточного побережья Эгейского моря; эолийский – на оба побережья северной части Эгейского моря. Эолийский включает два поддиалекта – фессалийский и беотийский – на западном побережье и еще лесбийский на востоке. Большая группа диалектов, простирающихся на запад в глубь страны, называется северо-западными греческими диалектами; на Пелопоннесе центр высокогорья занимает аркадский диалект, со всех сторон окруженный дорийским, и только на востоке – область аттического диалекта. Дорийский встречается также на Крите и островах к югу от него. Видимая простота этого распределения была нарушена еще до классического периода в результате создания колоний.

МОРФОЛОГИЯ.

Грамматическая (морфологическая) система греческого языка претерпевала постоянные изменения вплоть до классического периода. В частности, функции, ранее выполнявшиеся флексиями, переходили к другим средствам – порядку слов и вспомогательным глаголам – подобно тому, как это происходило и во многих других европейских языках.

Главной особенностью индоевропейской глагольной системы было существование трехчленной аспектуальной оппозиции по характеру протекания действия. Различались: дуративные, или длительные действия; точечные, или моментальные действия; и перфектные, или завершенные действия. Это были три формы одного и того же глагола. В дополнение к этим индикативным формам имелся простой императив и не вполне ясная неиндикативная форма с широким кругом значений, которая в более поздних языках дала такие категории, как будущее время и сослагательное наклонение. Внутри каждой категории существовало противопоставление по залогу: активный vs. средний (при отсутствии пассива) и обычное противопоставление по лицу и числу (было три числа: единственное, двойственное и множественное).

В греческой глагольной системе мы находим уже собственно временные формы. Прошедшее время длительного вида – имперфект – было отчетливо противопоставлено настоящему или, во всяком случае, не-прошедшему. Точечный вид превратился в греческий аорист, обозначающий в индикативе точечное прошедшее время (противопоставленное длительному прошедшему, т.е. имперфекту), однако в других наклонениях он более отчетливо сохранял свое атемпоральное точечное значение. Из неопределенной неиндикативной формы развилось будущее индикатива (нейтральное с точки зрения оппозиции точечного/длительного), а также конъюнктив и оптатив для обозначения разного рода «нереальных» ситуаций. Перфект остался как обозначение сохраняющегося в настоящем результата уже завершившегося в прошлом действия, однако сюда также была привнесена идея времени, и возникли формы плюсквамперфекта и перфектного будущего. Залоговая система расширилась за счет добавления к активному и среднему залогу пассива. Таким образом, в греческом языке классического периода было четыре главных оси в структуре глагола: время (с оппозицией настоящего, прошедшего и будущего); вид (с формами дуратива, аориста и перфекта); наклонение (с формами императива, индикатива, конъюнктива и оптатива); и залог (активный, средний и пассивный). Эти главные оси, дополняемые второстепенными осями лица и числа, пересекаясь друг с другом, давали конкретные формы глагола, однако такое пересечение не было автоматическим, и не всем теоретически возможным комбинациям признаков соответствовали реальные формы. Например, пересечение будущего и перфекта давало будущее перфектное, однако при этом не существовало отдельных форм для дуратива и аориста: формы будущего времени использовались как в значении дуративного будущего, так и в значении аористического будущего.

На протяжении постклассического периода происходила дальнейшая перестройка системы; наиболее примечательной особенностью этих изменений было то, что для выражения различных грамматических категорий все больше использовались не флексии и суффиксы, а вспомогательные глаголы (ср. в английском I have done букв. «я имею сделанным»; I shall do «я буду делать». Так, в новогреческом языке форма будущего образуется с помощью преверба , а аорист имеет свою собственную форму будущего –  плюс основа аориста. Все формы перфекта стали описательными (т.е. образуются с помощью вспомогательных глаголов); будущее перфектное образуется с помощью двух вспомогательных глаголов –  и  (ср. англ. I shall have gone). Показателем конъюнктива является частица na ; появилась также специальная форма условного наклонения: форма прошедшего времени плюс показатель будущего – частица .

Именная система греческого языка оказалась гораздо более консервативной и подверглась меньшим изменениям в процессе эволюции, чем глагольная. Структура индоевропейской именной системы в последние годы пересматривается лингвистами, и весьма вероятно, что индоевропейская падежная парадигма была не восьмичленной, как считалось раньше, а гораздо больше напоминала греческую именную систему классического периода с ее пятью падежами (номинатив, генитив, датив, аккузатив и вокатив) и тремя числами (единственным, двойственным и множественным), причем двойственное, а также, вероятно, множественное были меньше развиты, чем единственное. В греческом мы находим уже окончательно сформировавшийся дательный множественного, который в индоевропейском был еще весьма неопределенным грамматическим элементом, и, с другой стороны, постепенно исчезающее двойственное число. Некоторое время сохранялись также постпозитивные частицы, которые либо присоединялись к чистой основе существительного, либо стояли после окончания (напр.  – «из Афин»;  – «в Афины»).

Система склонения местоимений была аналогичной системе склонения существительных, но формально более сложной – что является следствием высокой степени нерегулярности, которая типична для системы местоимений индоевропейских языков.

На протяжении постклассического периода развития языка полностью утраченным оказался только дательный падеж. Тем не менее в современном греческом всего несколько слов сохранили полную четырехпадежную систему; в преобладающей модели склонения формы номинатива, аккузатива и вокатива совпадают, отличается лишь форма генитива. На синтаксическом уровне это означает, что функциональные различия между омонимичными падежами передаются средствами порядка слов в предложении, окончаниями сопутствующих артиклей, предлогами или, в случае вокатива, отсутствием артикля.

РЕЗЮМЕ.

Обозревая эволюцию греческого языка на всем ее протяжении, можно выделить следующие стадии: 1) единый язык, уже отличный от индоевропейского, существовавший в эпоху, предшествующую распространению этого языка в эгейском ареале; 2) процесс распада на диалекты, который шел в соответствии с волнами миграции, поддерживался и усиливался географическим разделением на различные колонии; 3) замедление этого процесса, по крайней мере среди родовой знати, которое происходило в период расцвета Микенской державы (данные об этом крайне скудны); 4) развитие индивидуальных диалектных особенностей в разрозненных территориальных общинах в период после дорийского нашествия ок. 1200; 5) главенство аттического диалекта в классический период, по причинам политическим и литературным; 6) возникновение так называемого койне  – общегреческого диалекта (на базе аттического) после объединения Греции Александром Македонским. Это койне является прямым предком современного греческого языка.

Современный греческий (новогреческий) язык характеризуется сосуществованием двух разновидностей: это литературный язык,  (кафаревуса), более консервативный и опирающийся на классическую норму, который преподается в школе и используется в публичных выступлениях и в официальной обстановке, и народный разговорный язык,  (димотика), который за последнее столетие породил свою собственную литературу. Важным и активно обсуждаемым вопросом современной греческой культуры является вопрос о том, в каких ситуациях следует использовать литературный язык, а в каких – народный разговорный.

 

Источник: https://www.krugosvet.ru/

Литература:

Соболевский С.И. Древне-греческий язык. М., 1948
Белецкий А.А. Краткий очерк грамматики новогреческого языка. – В кн.: Иоаннидис А.А. Новогреческо-русский словарь. М., 1950
Шантрен П. Историческая морфология греческого языка. М., 1953
Дворецкий И.Х. Древнегреческо-русский словарь, тт. 1–2. М., 1958
Широков О.С. История греческого языка. М., 1983
Гринбаум Н.С. Ранние формы литературного языка (древнегреческий). М., 1984

2019-11-01T15:04:29+03:00