Московское Общество Греков
ΣΥΛΛΟΓΟΣ ΕΛΛΗΝΩΝ ΜΟΣΧΑΣ

Гиви Анфимиади

Гиви Анфимиади: “С ОДНОГО ЗЕЛЕНОГО ПОЛЯ НА ДРУГОЕ”

NOA_6853-2.jpg

Анфимиади Гиви Ильич
09.12.1944
Гражданство: Россия
Город: Ростов-на-Дону
Спортивный разряд (звание): мастер спорта международного класса 
10 место в рейтинге серии турниров “Сеньоры на юге” сезона 2017-2018 г.г.
1 место на чемпионате мира по пирамиде среди ветеранов 2010

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

СТАРАЯ ГВАРДИЯ

Много ли общего между футбольным газоном и бильярдным сукном? Разве что оба зеленого цвета. Но и футбол, и бильярд немыслимы без азарта, долговременной стратегии, хитроумной тактики, комбинационности, техники удара, зоркости глаза и много еще чего другого. И все это сумел объединить в себе ныне ростовчанин Гиви Анфимиади. Полузащитник, некогда отмеченный вниманием самого Константина Бескова, после окончания футбольной карьеры стал одним из лучших бильярдистов России.

Гиви АНФИМИАДИ

С ОДНОГО ЗЕЛЕНОГО ПОЛЯ НА ДРУГОЕ

ПО “ГРЕЧЕСКОМУ” ПУТИ

3045757

– Как вам это удалось?

– Закончив с футболом, перешел на другое зеленое поле – только и всего. А вообще это долгая история.

– Так давайте начнем ее с начала.

– Родился я в Тбилиси, начинал играть в одном из филиалов знаменитой 35-й школы у тренера Сергея Шудры, в прошлом вратаря тбилисского “Динамо”. Пару раз приглашали в юношескую сборную Грузии. После окончания школы пробовался в тбилисском “Локомотиве” – не прошел по конкурсу. А был больной футболом, хотелось играть хоть где-нибудь. Среди футболистов ходили разговоры, мол, можно поехать туда-то, там играть не умеют, а мы – из Грузии, технари, будем премьерами. Наивные, считали себя лучше всех.

– И где же не умели играть?

– С другом Coco Мингедаури мы поехали в Россию. Coco был невероятный технарь, в дыр-дыр ему равных не было. Ранней весной 1963 года команды находились на сборах. И мы ездили из одной в другую. Ни в “Ростсельмаш”, ни в таганрогское “Торпедо”, ни в нальчикский “Спартак” нас не приняли. Узнав, что в брестском “Динамо” вратарь – грузин, подались туда. На первых тренировках в манеже, переоборудованном из конюшни, Coco творил чудеса. На большом поле у него получалось хуже. Поехали на контрольные матчи по Краснодарскому краю – в станицах тогда были сильные команды. В Каневской, например, начинали будущие чемпионы СССР в составе “Арарата” Эдуард Маркаров и Левон Иштоян. И вдруг меня зачисляют в “Динамо”, a Coco нет. Отказываюсь наотрез: только с другом! У следующего нашего соперника, крымского “Урожая”, не хватило игроков, нас и одолжили. После игры директор местного стадиона спрашивает: “Ты по национальности грек? Тут в 12 километрах – село Украинка, там живут одни греки, половина из них Анфимиади. Оставайтесь у меня в команде”. И мы остались. Потом он привез в Крымск еще человек пять из Тбилиси, наибольшую известность из которых получил Мурад Задикашвили.

А родственников в Украинке действительно нашли?

– Да! Из села Гора, откуда мои родители. С крымской командой выиграл чемпионат края, стал финалистом турнира “Золотой колос”. Начали приглашать в краснодарскую “Кубань”, за которую играли известные футболисты Леонид Пахомов, Иван Варламов. Но мне и в Крымске было хорошо. До той поры, пока в городе не объявился еще один грек.

БИЛЬЯРД КАК ПОВОРОТНЫЙ ПУНКТ В ФУТБОЛЕ

– Это благодаря ему вы предпочли “Кубани”, команде второй группы класса “А”, новороссийский “Цемент”, не вылезавший из класса “Б”?

– Не ему а бильярду. Впервые познакомился с этой игрой, придя на танцы в брестский Дом офицеров. В Крымске тоже пошел на танцы во Дворец культуры консервного завода. И увидел два бильярдных стола. Начал приобщаться. Закончив тренировку, бежал в бильярдный зал. И хотя до крови обивал локти о борта стола, меня все обыгрывали.

– Наверное, не без урона для вашего благосостояния, в бильярдных ведь на щелбаны не играют?

– Мне было 19 лет, не пил, не курил, деньгами сильно не интересовался. Проигрывал всю зарплату. В отпуск поехал в Тбилиси и сразу нашел бильярдную в парке имени Сталина рядом со стадионом “Динамо”. Там я получал уроки от бильярдистов высшего класса, схватывал их приемы и прогрессировал на глазах.

– Денег-то на “учебу” хватало?

– Родители давали. Правда, я не говорил им, что увлекаюсь бильярдом. В те времена эта игра считалась вульгарной, уделом в основном криминалитета, родители за нее меня по головке не погладили бы. И действительно, в бильярдной случались милицейские облавы на бандитов. Но основную массу играющих составляли обычные люди. Крымские бильярдисты по возвращении приняли меня с распростертыми объятиями, по старой памяти каждый хотел со мной сыграть, но дня через два уже все отказывались – обыгрывал одного за другим. В городе меня знали, играл в “Урожае” инсайдом, был капитаном команды и редко уходил с поля без гола, а то и трех. В первый же сезон забил около 80 мячей. Но без бильярда жить мне стало неинтересно. И тут один таксист, тоже грек, говорит: “В Новороссийске такая бильярдная, что тебе и не снилась”. Я начал ездить в Новороссийск и там всех обыгрывал. Тогда и объявился этот самый грек – директор новороссийского стадиона “Труд” Ставрос Кущиди.

– Какие же условия перехода вы выдвинули?

– Никаких, меня устроило все, что было предложено. Тренировал команду московский специалист Петр Ступаков. Из нее вышли защитник Рауф Юмакулов, полузащитник Георгий Вьюн, выступавшие затем за “Арарат” и “Зенит”, будущий полузащитник “Шахтера” Виктор Антоненко. Устроили меня в филиал Краснодарского политехнического института на факультет виноделия. А как выйдешь со стадиона через дыру в заборе, тут и бильярдная.

“ЛОКОМОТИВ” ВМЕСТО СБОРНОЙ

Бильярд, наверное, отнимал у вас больше времени, чем футбол?

– Нет, футбол у меня всегда был на первом плане. Хотя, играя на бильярде, уже тогда мог сколотить состояние, не сравнимое с тем, что за всю жизнь заработал в футболе.

Как вы оказались в московском “Локомотиве”?

– В 1965 году “Цемент” выиграл зону класса “Б”, но по итогам межзональной пульки в класс “А” не попал. Уже регулярно собиралась сборная РСФСР на базе игроков из низших эшелонов чемпионата страны. Летом 1966 года вызвали в нее и меня с Задикашвили, которого Ступаков забрал уже в казанский “Рубин”. Звал он и меня, но в Новороссийске мне было комфортно, бильярдная рядом – отказался. Приезжаем в Москву, приглашают к руководителю российского футбола Владимиру Осипову. А у него уже Константин Бесков, возглавлявший “Локомотив”. Он и говорит: “Мне нравился ваш тандем (а я играл в “Цементе” левым полузащитником, Мурад – левым нападающим), надеюсь, что поможете нам выбраться из аутсайдеров первенства”. А мы понять не можем, что происходит: вызывали-то в сборную. И вообще обомлели, раньше о Бескове только в газетах читали, где он и где мы? Осипов посчитал вопрос решенным: “Сейчас поедете в Баковку, а сборная обойдется без вас”.

В основной состав “Локомотива” попали сразу?

– Почти. Дебютировал в Москве против “Торпедо”, а потом поехал с командой в Ростов. В СКА меня уже приглашали, когда у них “сломался” левый полузащитник Юра Шикунов. Но идти в армейскую команду не хотелось. Ростовчане шли на серебро первенства, но мы их обыграли – 2:0. Потом уступили в Баку и Ташкенте, после чего Бескова отправили в отставку, а старшим тренером назначили Валентина Бубукина. “Локомотиву” предстояла поездка в ФРГ, мы с Задикашвили уже оформляли документы, но нас отцепили. Обиделись. Мурад вернулся в Казань, а я в Новороссийск.

АРМИЯ ВМЕСТО “ШАХТЫ”

Круг замкнулся?

– Но разомкнулся уже через месяц. Меня опять вызвали в сборную РСФСР – на открытии сочинского стадиона она встречалась со сборной сирийского города Алеппо. Выигрываем – 7:1, забиваю один из голов. И меня приглашают в донецкий “Шахтер”, квартира, горняцкая доплата – все будет. Но ростовчане прослышали, что я отчислен из института, прислали воинский патруль, но меня спрятали. Через пару дней за мной приехал сам начальник ростовской спортроты майор Тютенков, впоследствии директор стадиона СКА. Забрали меня ночью, а на следующий день все призывные документы уже были оформлены.

Тяжело вам пришлось после класса “Б” в команде, впервые в своей истории ставшей серебряным призером чемпионата СССР?

– Очень! Но тренер СКА Иосиф Беца бережно относился к молодым, осторожно подпускал их к основному составу, в котором было что ни имя, то фигура, в полузащите – Шикунов, Еськов, Кучинскас, Андриенко, в нападении – Копаев, Матвеев. В дублирующий состав невозможно было попасть!

О бильярде в армии, вероятно, пришлось забыть?

– Как раз и нет. На базе СКА стоял бильярдный стол. Беца и начальник команды Кригмонт оказались фанатами бильярда, ночами играли. Попытался проникнуть в бильярдную Дома офицеров – не пустили. Оформлять пропуск в нее пришлось аж через командующего округом, легендарного генерала Ису Плиева. Та бильярдная была знаменитой, ее посещали маршалы Ворошилов, Буденный. Естественно, нашлись там игроки посильнее меня. Но у меня была зарплата второй воинской категории, премиальные, СКА часто выезжал “на халтурку” – серебряные призеры в глубинке были нарасхват. Нас даже разбивали на две команды, как впоследствии группу “Ласковый май” – случалось, СКА одновременно выступал в разных городах. На этом “чесе” мы неплохо подрабатывали.

3045775

Почему же вы покинули СКА?

– Срок службы закончился, поступило приглашение из кутаисского “Торпедо”. А мне давно хотелось в Грузии доказать, что я состоялся как футболист.

Доказали?

– Не сразу. Тренировавший “Торпедо” Всеволод Блинков все норовил сделать из меня форварда. Твердым игроком основного состава я стал только при сменившем его Сергее Котрикадзе. Но и в Кутаиси моя карьера оказалась недолгой, оборвалась осенью 1970 года домашним поражением от “Пахтакора”, после которого мы вылетели из высшей лиги и которому сопутствовала стрельба, жертвы, вывоз со стадиона команд и судей под охраной милиции. Из той команды в Кутаиси почти никто не остался. И я заключительные годы своей карьеры провел в воронежском “Труде”, а затем в “Факеле”.

Про бильярд не забывали?

– По выходным из Кутаиси ездил играть в Тбилиси с профессионалами и многих обыгрывал. Вошел в десятку лучших бильярдистов Грузии. А в Воронеже уровень соперников оказался не тот.

Стать тренером после окончания футбольной карьеры не пробовали?

– Поступил на тренерские курсы, но быстро понял, что не мое это. Занялся обувным бизнесом, стал “цеховиком”, как нас называли в советские времена, шили обувь в Ростове, а продавали в Воронеже – спрос был огромный.

ЧЕМПИОН МИРА

Какие успехи были у вас в бильярде?

– Бильярд находился под неофициальным запретом, пока не грянула перестройка. В 1989 году образовалась Федерация бильярда СССР. Я принял участие в первом крупном международном турнире в Ташкенте, дошел до четвертьфинала. Стали создаваться команды по принципу кто с кем дружит. В 1990 году в лично-командном первенстве СССР наша команда стала 2-м призером, а я еще и чемпионом в русской пирамиде. Потом два года подряд выигрывал этот титул, а в 1993 году был первым по другой разновидности бильярда – московской пирамиде. Получил приглашение на турне по Италии. Никого там не знал, языка – тоже, а в самолете оказался вместе… с московским “Динамо”, возглавляемым Валерием Газзаевым. В Милане динамовцев встречал их итальянский партнер, тогдашний владелец “Реджины” Дальчин… и меня тоже. Оказывается, он был и одним из руководителей бильярдной федерации страны. В разных городах я участвовал в 10 турнирах по “итальянским фишкам”, новом для меня варианте игры, в котором, естественно, с ходу не преуспел.

IMG_1246.jpg

Неудача в Италии не отвадила вас от участия в крупных турнирах?

– Нет. Соревнование лучших на постсоветском пространстве стали именовать чемпионатом мира, и в 1995 году в Волгограде я победил в нем по московской пирамиде. В том же году стал 2-м призером в абсолютном первенстве. Выиграл несколько международных турниров, в 2000 и 2001 годах становился чемпионом мира в командных соревнованиях. Последний титул выиграл в 2003 году в Томске на чемпионате мира по “американке”.

Футбольная подготовка как-то сказывалась на ваших успехах в бильярде?

– А как же! Помогали физическая и психологическая закалка на футбольных полях, привычка к тактическому анализу, к отработке техники. Бильярдист, как и хороший футбольный диспетчер, должен видеть развитие атаки на несколько ходов вперед, уметь поставить противника в неудобную позицию.

IMG_1036.jpg

К концу карьеры бильярдиста вы, наверное, прилично заработали?

– Мне и в голову не приходило сделать футбол или бильярд источником наживы. Зарабатывал я другими способами. Хотя были возможности “раскрутить” по полной зарвавшегося богача, или прикинуться лохом, чтобы завлечь такого в игру. Но считал это ниже своего достоинства. Предпочитал сильных соперников, победами над которыми утверждал себя, каждый раз доказывая в первую очередь самому себе, чего я стою. А сейчас в Ростове основал свою школу. В 2005 – 2006 годах мои 9 – 13-летние ученики стали чемпионами России в командных соревнованиях. И это для меня главнее, важнее всяких денег!

Павел АЛЕШИН

Источник: https://www.sport-express.ru/newspaper/2007-08-03/

Подготовлено Ελένη Τοπούζ специально для Московского общества греков.

Идейный вдохновитель проекта “Греки в российском спорте” https://www.greekmos.ru/sport_greeks/ – Юрий Кабардиядис (https://www.facebook.com/yura.kabardiadi)

2019-01-28T10:21:54+03:00