Московское Общество Греков
ΣΥΛΛΟΓΟΣ ΕΛΛΗΝΩΝ ΜΟΣΧΑΣ

Кондоиди Павел

Павел Захарович Кондоиди — выдающийся организатор российского здравоохранения, военный врач. В 1735-1738 гг. – дивизионный доктор, в 1738-1739 гг. – генерал-штаб-доктор действующей армии, с 1753 г. – архиатер и Президент Медицинской канцелярии. Внес неоценимый вклад в развитие военной медицины, организацию медицинского дела и развитие медицинского образования в России. Создал первую публичную отраслевую библиотеку по медицине в России (в 1754 г. – указ о создании, открыта – в 1755 г.).

Награжден особым рескриптом с выражением монаршей благодарности чинам Медицинской канцелярии (3 сентября 1759).

Павел Захарович Кондоиди (24 июня [5 июля] 1710 — 30 августа [10 сентября] 1760)

Реформатор российской медицины

В России XVIII века со времен Петра I медициной руководили архиатры, возглавлявшие Медицинскую канцелярию – своеобразное министерство здравоохранения того времени. Правда, среди архиатров, в основном знающих и опытных врачей, попадались и случайные люди. Таким был Ар-ман Лесток – фаворит и лейб-медик императрицы Елизаветы Петровны, за какие-то заслуги назначенный ею главным директором Медицинской канцелярии и архиатром. Ловкий придворный интриган, управлением Медицинской канцелярией Лесток практически не занимался, переложив все дела на избранного им помощника – вызванного в Петербург военного врача, генерального штаб-доктора Украинского корпуса П.З.Кондоиди. Современники отмечали, что это был отличный выбор.

Но когда за какие-то скандальные провинности Лесток был арестован, первым кандидатом на освободившуюся должность стал не Кондоиди, который фактически и руководил Медицинской канцелярией, а хорошо известный императрице другой ее приближенный – лейб-медик Г.К.Бургав. В общем, повторилась история, которая в последующем, вплоть до нашего времени, стала в России едва ли не традицией: высшее медицинское место занял не самый достойный, а тот, кто стоял ближе всех к трону. А справедливо обидевшийся и потому устранившийся от дел Кондоиди снова стал военным врачом.

Ступени биографии

Павел (Панайот) Захарович Кондоиди (1710-1760) был обладателем и обычной, и необычной биографии. Грек с острова Корфу, он с детских лет жил в России и воспитывался у своего дяди, суздальского епископа Афанасия. Дядя все годы заботился о достойном воспитании племянника. Павел свободно изъяснялся на немецком, французском, итальянском и других западноевропейских языках, отлично знал греческий и латынь. В то же время, отличаясь ясным умом и широтой интересов, он увлекался естественными науками и в конце концов решил стать врачом. Медицинское образование Кондоиди получил в Лейдене и там же защитил в 1733 г. докторскую диссертацию «His-toriae lateralis ad oxtrahendum calculum sectionis appendix». Возвратившись в Россию и выдержав в Медицинской канцелярии установленный экзамен, он стал военным врачом. С российской армией было связано около 10 лет жизни Кондоиди. За это время он прошел путь от рядового лекаря до высшей в тогдашней военно-медицинской службе должности генерал-штаб-доктора. После этого с 1742 г. он был помощником директора, а в 1753 г. вернулся в Петербург и, сменив Бургава, стал, наконец, ар-хиатром и президентом (главным директором) Медицинской канцелярии.

Во время своего правления архиатр Бургав не очень много занимался делами Медицинской канцелярии. Недостаточной, например, была забота о подготовке собственных врачей: медиков в России не хватало, что негативно сказывалось на состоянии и развитии всего медицинского дела в стране. Было немало и других недостатков, на которые Бургав не обращал внимания.

Положение, однако, в корне изменилось, когда Медицинскую канцелярию возглавил вернувшийся сюда, ставший ее руководителем и архиатром Кондоиди. Новому архиатру во многом помогали хорошо известные ему штадт-физики Петербурга и Москвы Я.Грив и особенно Я.И.Лер-хе – умный и дельный врач, ставший одним из его ближайших помощников. Это подтверждает указ правительствующего сената (1760), в котором сказано, что он всегда помогал Кондоиди, «в правлении по медицинской канцелярии дел ему вспоможение чинил».

Совершенствование медицинского образования

С деятельностью Кондоиди во многом связано повышение уровня медицинского дела в России. Начать с того, что врачей и хирургов в России, вполне обоснованно считал он, конечно же, должно было быть больше. Особенно важен его вклад в укомплектование госпитальных школ уроженцами России – «природными россиянами» (а также в подготовку достаточного количества повивальных бабок). Именно при Кондоиди Медицинская канцелярия настойчиво старалась увеличить количество врачей из «природных россиян» и потому принимала все меры к увеличению числа воспитанников госпитальных школ.

Кондоиди многое сделал и для улучшения деятельности госпитальных школ, повышения качества подготовки русских врачей. Срок обучения в госпитальных школах был ограничен 7 годами. Вступил в действие новый учебный план, предусматривавший строгую последовательность в изучении медицинских дисциплин. В течение первых 2 лет ученики изучали анатомию (с элементами гистологии), фармацию и рисование, а на 3-м году – еще и физиологию. На 4-м году наряду с физиологией начиналось обучение патологии (включая патологическую анатомию), на 5-м и 6-м к физиологии и патологии добавлялись оперативная хирургия и десмургия и проводилась медико-хирургическая практика. На 7-м году обучения учащиеся проходили клиническую практику в палатах госпиталя, а в госпитальной аптеке изучали способы приготовления лекарств. Кроме того, в госпитальных школах преподавалась судебная медицина, а с 1763 г. – еще и акушерство, женские и детские болезни.

Многое делалось, чтобы улучшить клиническое обучение будущих врачей. Например, подробные истории болезни «скорбные билеты», которые писали ученики и подлекари, являлись экзаменационными документами, лучшие из них отправляли в Медицинскую канцелярию, их авторов поощряли.

Заботился Кондоиди и о надлежащем воспитании учащихся, выступая против «перегибов». Так, он осуждал применение еще существовавших тогда телесных наказаний, призывал больше заботиться о быте будущих медиков. Большое внимание Кондои-ди и его помощники уделяли подготовке преподавателей для госпитальных школ. На эти должности назначались наиболее способные их выпускники, которых предварительно для совершенствования в науках отправляли за границу. Так, в 1761 г. 9 молодых лекарей из Петербурга – Пётр По-горецкий, Касьян Ягельский, Фома Тихорский и др. – отправились в Лейден, а трое – в Страсбург. Через 2-3 года они возвратились домой, став докторами медицины; многие преподавали впоследствии в госпитальных школах.

По инициативе Кондоиди в 1754 г. была открыта медицинская библиотека «для общего просвещения обретающихся в столичных городах докторов, лекарей и аптекарей»; вскоре здесь было достаточное количество литературы по медицине и хирургии на латинском, русском, немецком, голландском, французском и других языках. Кроме того, сюда стали регулярно поступать научные журналы из Голландии, Германии, Франции и других стран.

Во время архиатрства Кондоиди круг забот Медицинской канцелярии значительно расширился. Этому способствовали энергичная деятельность самого Кондоиди и поддержка, которую он получал в высших сферах государственного управления.

Сравнительно новым было стремление Медицинской канцелярии к повышению квалификации врачей. В 1761 г. высочайшим повелением разрешено было лекарям, уже состоящим на службе, отправляться за границу для усовершенствования в науках с тем, чтобы они, достигнув там докторской степени, по возвращении снова определялись на службу. Отправляющимся на этих условиях назначалось единовременное двойное жалованье, с выдачей за треть вперед, и они во время пребывания за границей «поручались покровительству русских посланников».

По инициативе Кондоиди в 1754 г. была открыта первая в России медицинская библиотека «для общего просвещения обретающихся в столичных городах докторов, лекарей и аптекарей»; вскоре здесь было достаточное количество литературы по медицине на латинском, русском, немецком, голландском и других языках. Сюда стали поступать научные журналы из Голландии, Германии и других стран.

Будучи почетным членом Петербургской академии наук, Кон-доиди заботился и многое сделал для становления и развития отечественной медицинской науки, в частности курортологии. Так, в
1754 г. он как архиатр и президент Медицинской канцелярии отправил доктора В.Я.Гевитта в Кизляр «для исследования причины умножающихся болезней и качества их», причем снабдил его
специальной инструкцией, в которой перечислил важнейшие поручения.

Доктор Гевитт пробыл в Кизляре полтора года, с февраля 1755 г. до июля 1756 г. За это время он выполнил многие поручения, записанные в инструкции архиатра Кондоиди, но не все: не удалось ему, к сожалению, выполнить поручение об исследовании лечебного действия минеральных вод.

Военная медицина и хирургия

Кондоиди сыграл важную роль в становлении и развитии отечественной военно-медицинской службы. Ему, опытному и знающему военному врачу, принадлежат меры медицинского обеспечения войск и снабжения их всем необходимым, создание первого подвижного (походного) военного госпиталя, разработка противоэпидемического обеспечения. Есть даже такие сведения, достоверность которых некоторые подвергают сомнению, что именно Кондоиди предложил применять в военно-медицинской службе складные носилки для эвакуации раненых.

Но не подлежит сомнению, что особое внимание он уделял военно-полевой хирургии. По существовавшим тогда в российской армии инструкциям, первая врачебная помощь раненым и необходимые операции должны были производиться во время сражения на перевязочном пункте. «В случае баталии или осады генеральный штаб-доктор требовать имеет от главного над войском командира, чтоб назначено было место, куда раненых приводить, – предписывалось военным медикам в специально составленной инструкции о должностях штаб-докторов, – и в то место должен он… быть с дивизионным доктором и штаб-лекарем и несколькими полковыми лекарями, подлекарями и цирюльниками для настоящей и скорейшей перевязки тех раненых и чинения потребных операций; потом те больные отсылаются в свой полк».

Основными, пожалуй, хирургами здесь призваны были стать полковые лекари. «Полковой лекарь, – указывалось в составленном Кондоиди «дополнении» к этой инструкции, – должен знать обыкновенных полевых болезней, настоящею методою лечить и при том обыкновенные операции чинить». Что входило в понятие «обыкновенные операции», сказать трудно, но, очевидно, это были простейшие вмешательства – удаление пуль и осколков, шинирование переломов, тугие повязки при кровотечениях и пр. Всё это оказалось весьма полезным для военно-медицинской службы российской армии, которая в то время участвовала в Семилетней войне (1756 – 1763).

Выпускники госпитальных школ, не уставал повторять Кондоиди, должны были хорошо знать хирургию. А научить их этому предмету не только теоретически, но и практически стало обязанностью вновь назначенного профессора хирургии госпитальных школ И.Ф.Шрейбера. Поэтому, чтобы сосредоточить внимание на самом главном, при назначении Шрейбера профессором хирургии (1742) ему была дана Медицинской канцелярией специальная инструкция, которую подписал Кондоиди.

Ознакомление с текстом этой весьма содержательной инструкции чрезвычайно поучительно, так как позволяет судить о содержании, формах и методах изучения хирургии и медицины в госпитальных школах не только в 40-50-е годы ХVIII века, но и позже. Как указывалось в инструкции, следует заботиться о подготовке «искусных лекарей, которые бы не токмо разумели хирургию, но притом бы были обучены лечить те болезни, которые обыкновенно между солдатами и морскими людьми случаются и коим они подвержены».

Инструкцией профессору Шрейберу многие годы руководствовались преподаватели госпитальных школ: в ней содержался солидный учебный и методический материал. В соответствии с этой инструкцией в течение первого года обучения ученикам госпитальной школы преподавалась анатомия и хирургия (с десмургией). На втором году продолжалось изучение анатомии применительно к хирургии, излагались сведения по физиологии; при изучении хирургии часть времени отводилась для практических занятий, другая часть – для «лекцио-нов» и «визитации». Все операции ученики госпитальной школы должны были научиться производить на трупах. Будущим лекарям и хирургам следовало знать такие заболевания, имевшие в том числе и «хирургический характер», как воспаление, лихорадка, абсцессы, наружные и внутренние и т.д. Оперативное лечение многих из этих болезней использовалось тогда в практике и должно было быть знакомо будущим врачам и хирургам.

Инструкцию эту составил архиатр Кондоиди. Поскольку медицинское образование он получил в Лейдене и там же защитил докторскую диссертацию, в составленной им инструкции с особым пиететом говорилось о том, что он усвоил в Лейденско-Батавской академии, – о сочетании теоретического и практического обучения, о совокупном изучении тесно связанных между собой клинической медицины и хирургии и пр. В соответствии с этим полный курс обучения в госпитальных школах был определен по инструкции несколькими годами.

Возможно, правда, что соавтором Кондоиди, особенно в тех разделах, которые касались хирургии, стал тот, кому она формально была адресована, – профессор И.Ф.Шрейбер. И здесь нет никакого парадокса, поскольку инструкция представляла собой фактически солидную научно-практическую работу о сущности медико-хирургической подготовки будущих врачей: содержавшиеся в ней мысли и замечания, советы и предложения были адресованы не только (а, может быть, и не столько) профессору Шрейберу, сколько всем российским докторам, занимавшимся медицинской практикой и обучением врачей.

Реформы, проведенные по инициативе и под руководством Кондоиди, во многом обусловили дальнейшее развитие отечественной медицины.

Марк МИРСКИЙ, профессор.

 

Источник: http://www.mgzt.ru/

Источники фото:


Сын Павла Захаровича Кондоиди —Григорий Павлович Кондоиди (25.01.1754 – 07.11.1817) – тайный советник, сенатор, секретарь орденов Св. Анны, Св. Александра Невского и Св. Андрея Первозванного.

Служил в Коллегии иностранных дел. При Павле I перешел на службу в капитул Российского кавалерственного ордена секретарем ордена Св. Анны (1797-1799). В августе 1799 года назначен секретарем ордена Св. Александра Невского, а через три месяца – секретарем ордена Св. Андрея Первозванного (1799-1800).

В 1804-1811 годах — президент Главного почтового правления. 16.04.1810 г. пожалован кавалером ордена Святой Анны I класса с алмазными знаками.

В 1811 году назначен сенатором в третий департамент сената.

Награды:

  • Орден Святого Владимира 4-й степени (1784)
  • Орден Святого Владимира 3-й степени (2 сентября 1793)
  • Орден Святой Анны 1-й степени (26 декабря 1799)
  • Орден Святого Иоанна Иерусалимского почётный командорский крест (1 января 1801)

Был женат на Наталье Адамовне Олсуфьевой (15.04.1758—30.12.1826), дочери статс-секретаря Екатерины II Адама Васильевича Олсуфьева.  Двое детей: Елизавета Григорьевна (1786—1818), в замужестве Чуйкевич и Владимир Григорьевич (1788—1827), коллежский советник.

Похоронен в Санкт-Петербурге в Некрополе Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры. На памятнике-колонне урна на ножке с трапециевидными гранями, на которых высечены надписи.

На южной стороне: “Здъсь покоится прахъ Тайного / Советника, Сенатора и разныхъ/Ор-деновъ Кавалера Григорья / Павловича Кондоиди родил /ся 25 Генваря 1754 го / скончался 7 го ноября /1817 го года”. На северной стороне: “Невинныхъ онъ всегда усердно защищалъ, Нещастнымъ вгорестяхъ охотно помогалъ, Прохожiй, воздохни! Здесь Кондоиди прахъ,- И пожелай ему Блаженства в небесахъ.“.

Источник rasfokus.ru

Дорогие друзья, Приглашаем вас поддержать деятельность Московского общества греков.
Посильный вклад каждого станет весомой помощью для нашего Общества!
Только всем вместе нам удастся сделать жизнь греческой диаспоры столицы той, о которой мы все мечтаем!
2022-05-12T14:57:16+03:00