Московское Общество Греков
ΣΥΛΛΟΓΟΣ ΕΛΛΗΝΩΝ ΜΟΣΧΑΣ

Капнист Василий

Василий Васильевич Капнист (1758–1823) — русский поэт и драматург, российский общественный деятель.

Капнист – русский дворянский и графский род, происходящий с греческого острова Занте. Предок их, Петр Христофорович Капнист (Капниссис) (умер 1711 году), был известным борцом против турецкого порабощения. Василий Петрович Капнист, сын Петра Христофоровича, будучи десяти лет от роду выехал с отцом в Россию, где в городе Изюм его отец умер от болезни. Василия усыновил бездетный запорожский изюмский сотник Павлюк. Василий стремился к военной деятельности и в 14 лет был записан в Изюмский полк с фамилией Капнист.

Василий Петрович Капнист службу начал сотником Изюмского слободского казачьего полка и отличился при разгроме орды калмыцкого князя Дондука-Асибо в 1734 году. Капнист быстро, на свой страх, собрал отряд и нанес грабителям сильное поражение; за это его произвели в казачьи сотники. Затем он отличился во время походов Миниха, особенно под Очаковым в 1737 году, и был произведен в миргородские полковники и императрица Елизавета Петровна подарила ему поместье Обуховку. Кроме Обуховки владел селами Зуевцы Миргородской сотни, Поповка и Трубайцы Хорольской сотни — всего имел 152 двора.

Герб рода Графов Капнистов. Девиз SUB IGNE IMMOTUS – «В огне непоколебимые»

В 1743 году он руководил, вместе с французским инженером подполковником де-Боскетом, устройством некоторых укреплений против внезапных крымскотатарских набегов. В 1750 году Василий Петрович получил в награду чин бригадира.

В начале Семилетней войны (1756—1763) он командовал пятью слободскими полками и погиб в битве при Гросс-Егерсдорфе 19 (30) августа 1757 года. На поле боя была найдена лишь рука с саблей, подаренной Елизаветой Петровной. Останки были захоронены в его поместье Обуховка.

Василий Петрович Капнист был женат на дочери греческого купца Елене Согден, после смерти которой он женился второй раз на Софье Андреевне Дуниной-Борковской, коренной малороссиянке, происходившей из хорошей дворянской фамилии.

Сыновья Василия Петровича — Николай, Данило, Ананий, Андрей, Пётр (прапрадед актрисы, заслуженной артистки УССР Мариэтты Ростиславовны Капнист), и младший Василий – известный писатель о котором пойдет речь ниже.

В.Л.Боровиковский, портрет В.В.Капниста (1793 год), миниатюра на кости, масло 8*8 круг, Государственный русский музей.

Василий Васильевич Капнист родился в 1757 году в селе Обуховке, миргородского уезда полтавской губернии. Он был младший из четырех сыновей бригадира В. П. Капниста и его второй жены, Софьи Андреевны Дуниной-Борковской; год рождения его был и годом смерти его отца, погибшего в сражении при Гросс-Огерсдорфе.

Мать В. В. Капниста, коренная малороссиянка, происходившая из хорошей дворянской фамилии, была женщина малообразованная, но обладавшая природным умом. Овдовев, она направила все заботы на то, чтобы дать детям хорошее образование и с этою целью поместила их в один из лучших петербургских пансионов.

Окончив образование, Капнист в 1771 г. поступил в Измайловский полк капралом и в том же году произведен в подпрапорщики и в фурьеры, а в начале следующего года перешел сержантом в преображенский полк, где в 1775 г. и получил первый офицерский чин, но вскоре вышел в отставку. В начале 1782 г. он был избран в предводители дворянства миргородского уезда, а в августе того же года поступил под начальство графа А. А. Безбородка, получив должность контролера главного почтового правления.

В мае 1783 г. он оставил и эту службу, уехал на родину и в январе 1785 г. был выбран киевским дворянством в губернские предводители. В 1787 г. Капнист был назначен главным надзирателем киевского шелковичного завода. В 1797 г., находясь уже в отставке, Капнист приезжал в Петербург по тяжебному делу. В это время состоялось Высочайшее повеление о высылке из столицы всех неслужащих дворян. Тогда Капнист, чтобы иметь возможность продлить свое пребывание в столице, обратился к Л. А. Нарышкину с просьбою о доставлении ему службы. 31 октября 1799 г. он был причислен к театральной дирекции и назначен на должность “по рассматривании всех пиес и переправливании оных“. В это время русский театр в Петербурге был в упадке и в публике замечалось явное охлаждение к нему. Капнист, заведуя русскою труппою, употреблял все усилия к тому, чтобы оживить сцену, и с этою целью вызвал из Москвы нескольких талантливых артистов.

Капнист состоял при театральной дирекции по 14-е августа 1801 г. и при увольнении был награжден чином статского советника. В 1802 г. он был утвержден генеральным судьей 1-го департамента полтавского генерального суда, а затем, с 24 марта 1812 г. по 19 февраля 1818 числился при департаменте народного просвещения. В 1822 г. Капнист был избран полтавским дворянством в губернские предводители.

Скончался в 65 лет в селе Кибенцах, имении Д. П. Трощинского, с которым находился в дружеских отношениях. Похоронен в своей любимой, воспетой им в стихах, Обуховке.

Как писатель, Капнист принадлежал к тому литературному кружку, душою которого был известный знаток искусств и литературы Н. А. Львов, а наиболее видными представителями — Хемницер, Богданович, Державин и отчасти А. Н. Оленин. Знакомство со Львовым относится еще ко времени пребывания Капниста в Измайловском полку, где оба они посещали полковую школу, находившуюся под особенным покровительством А. И. Бибикова, “охотника до наук, особливо до стихотворства”. Капниста и Львова, кроме дружбы, связывали и семейные отношения: первый был женат на Ал. А. Дьяковой, а второй — на ее сестре Марье Алексеевне. Чрез Львова Капнист познакомился и с Хемницером, в литературной деятельности которого принимал большое участие и оказывал на него несомненное влияние. С переходом Капниста в Преображенский полк начинается сближение его с Державиным, который с 17_95 г. также делается свояком его и Львова, женившись на Д. А. Дьяковой. Литературные занятия способствовали их сближению, несмотря на разницу в летах. Благодаря Капнисту, Державин сошелся со Львовым и Хемницером. Под влиянием этих-то лиц и совершился тот поворот Державина к самостоятельному творчеству, начало которого он сам относит к 1779 году. Друзья Державина усердно занимались просмотром его сочинений, делали в них поправки, переводили для него произведения древних классиков, даже составляли для него виньетки. Капнист значительно превосходил Державина в образовании и знании иностранных языков, из которых французским владел вполне свободно, но из древних знал только латинский. В доме Державина Капнист познакомился, между прочим, с И. И. Дмитриевым, на которого произвел впечатление живостью и остроумием — отличительными свойствами своего характера. В начале XIX столетия Капнист сблизился с литературным кружком Оленина. Из друзей Оленинского дома он находился в приятельских отношениях с Гнедичем, которому и подал мысль продолжать перевод Илиады, начатый Костровым. К этому же времени относится знакомство Капниста с Озеровым и Батюшковым, которого он поощрял в занятиях италианской литературой.

Первым литературным произведением Капниста была “Ode à l’occasion de la paix conclue entre la Russie et la Porte Ottomane à Kaynardgi le 10 juillet année 1774”. Ода эта была напечатана отдельным изданием в 1775 году. С 1780 г. Капнист делается сотрудником “С.-Петербургского Вестника”, в июньской книжке которого появилась “Сатира первая”, заключавшая в себе резкие суждения о современной литературе и некоторых ее представителях. Сатира доставила автору известность, но возбудила неприятную полемику. Большою известностью пользовалась также “Ода на рабство”, написанная в 1783 г., но напечатанная только в “Лирических сочинениях”, изданных в 1806 году. В ней вспоминаются прежние времена Малороссии, когда она пользовалась свободой, и высказываются жалобы на те узы рабства, которые наложены были на родину поэта. Ода эта, без сомнения, вызвана была указом 3 мая 1783 г., по которому поселяне киевского, черниговского и новгород-северского наместничеств объявлялись крепостными людьми тех помещиков, на чьих землях застал их новый закон. “Ода на рабство”, по словам самого автора, послужила поводом к сочинению “Оды на истребление в России звания раба, Екатериною II в 15 день февраля 1786 г.“. В это время, как известно, состоялся указ, повелевающий подписываться на просьбах не “раб”, а “верноподданный”. Этою одою и началось сотрудничество Капниста в “Новых Ежемесячных Сочинениях” (1787 г., ч. ХV), служивших как бы продолжением “Собеседника любителей русского слова”, в котором Капнист также участвовал по приглашению издателей его, кн. Е. Р. Дашковой и О. П. Козодавлева.

Карамзин, ценивший в Капнисте литературный вкус и чистоту языка, также привлек его к сотрудничеству в своих изданиях: “Московском журнале” (1792 г.) и “Аонидах” (1796—1799 гг.). В позднейшее время Капнист сотрудничал в “Северном Вестнике”, “Журнале древней и новой словесности”, “Друге просвещения”, “Отечественных Записках”, “Вестнике Европы”, “Трудах” московского и казанского обществ любителей словесности, которых он был почетным членом, и в “Сыне Отечества”.

Стихотворная деятельность Капниста выразилась преимущественно в одах, подразделяющихся на духовные, торжественные, нравоучительные, элегические, горацианские и анакреонтические. Гораций был любимым классиком Капниста, и в последние годы своей жизни он почти исключительно им занимался. Но в свои переводы из Горация Капнист внес слишком много субъективного элемента, так что они являются скорее подражаниями, причем резко выделяются анахронизмы в смешении национального элемента с древне-классическим.

Как лирический поэт, Капнист не приобрел себе известности, хотя некоторые из его произведений очень ценились за легкий стих и временами неподдельное, хотя и не глубокое чувство. Не говоря уже о современниках Капниста, укажем на Гоголя, который в стихах его находил “аромат истинно-душевного чувства и какую-то особенную антологическую прелесть”. Нельзя, однако, не заметить, что чувство это в большинстве случаев выражалось меланхолией, которою Капнист злоупотреблял; это было замечено еще И. И. Дмитриевым, а впоследствии подтверждено и Белинским.

Своею литературною известностью Капнист обязан “Ябеде”. Комедия эта в первый раз появилась на сцене 22 августа 1798 г. и тогда же была напечатана. Поводом к сочинению “Ябеды” послужил процесс, веденный Капнистом с соседом своим, помещиком тарновским. Пьеса эта, не отличающаяся художественными достоинствами, имела блестящий успех, благодаря своему общественному значению. Но после четырех представлений комедия, но Высочайшему повелению от 23 октября, была запрещена и изъята из продажи. Опала эта объясняется тем, что, обличая взяточников, Капнист приобрел много врагов среди чиновного люда, и наиболее влиятельные из них, без сомнения, употребили все усилия к тому, чтобы представить автора комедии опасным для общества человеком. В 1805 г. опала с “Ябеды” была снята, после чего она долго держалась на сцене. Популярность комедий была так велика, что некоторые выражения ее обратились в пословицы.

Кроме “Ябеды”, Капнисту принадлежат еще следующие драматические произведения: “Клорида и Милон”, пастушеская опера в одном действии, сюжет которой взят из древне-греческой жизни. Она была в первый раз представлена 6 ноября 1800 г. и тогда же напечатана без имени автора; 1) “Сганарель, или мнимая неверность”, комедия в трех действиях, представляющая собою переделку пьесы Мольера “Sganarelle, ou le cocu imaginaire”. Поставлена на сцену 17 мая 1806 г.; 3) “Антигона”, трагедия в пяти действиях, представленная 21 сентября 1814 г. Первая из этих пьес имела еще некоторый успех, а последние две никакого. Сам автор признавал их слабыми и впоследствии сам их осмеял эпиграммами, напечатанными в “Сыне Отечества”.

Хотя Капнист и состоял членом Российской Академии еще с 1785 г., но только в 1814 г. принял участие в ее трудах. При составлении словаря ему поручен был выбор слов из Слова о полку Игореве и из Русской Правды. Благосклоннее относился он к Беседе любителей русского слова, в которой числился почетным членом с самого ее основания (1811 г.). В “Чтениях” Беседы, кроме стихотворений, печатались и прозаические статьи Капниста. Так, в 17-м Чтении (1815 г.) помещено “Письмо к С. С. Уварову о гекзаметрах”, в котором Капнист предлагал переводить Гомера размером русских народных песен. Но Уваров, как известно, опроверг его мнение, чем и убедил Гнедича переводить Илиаду размером подлинника. В 18-м Чтении (1815 г.) было напечатано “Краткое изыскание о Гипербореянах и коренном российском стихосложении”, в котором автор, сетуя на Ломоносова за то, что последний “не возобновил древнего русского стихосложения, пред всеми иностранными толико преимущественного”, решается “вступить дерзостною ногою в ристалище, минованное исполином отечественного стихотворства” и для того старается прежде всего доказать тождество Славян с Гипербореянами, “народом знаменитым, от которого сами греки заимствовали искусства и науки”. Очевидно, что в этой части своего исследования Капнист руководствовался не строгою научною критикой, а чувством патриотизма и различными фантастическими гипотезами, в чем однако и сам сознается. Изыскание Капниста, как и следовало ожидать, было встречено в печати насмешливыми отзывами. Последующие же его статьи: “О восстановлении первых шести песней Одиссеи в первобытный их порядок” (СПб. 1819) и “Мнение о том, что Улисс странствовал, не в Средиземном, но в Черном и в Азовском морях” (“Сын Отечества“, 1819 г.) не удостоились даже и насмешливого отзыва. Такое обидное молчание было принято автором за знак презрения к его “велемудрствованию”.

Собрания сочинений Капниста печатались в Петербурге и выдержали три издания (1796, 1806, 1849 гг.). Последнее из них неудовлетворительно в смысле неисправности текста, но от предыдущих отличается наибольшею полнотой, хотя и не заключает в себе известной оды “На рабство”, отсутствие которой объясняется цензурными соображениями того времени.

В.Л.Боровиковский, портрет  Александры Алексеевны Капнист (Дьяковой), конец 1780-х, Государственный литературный музей, Москва.

Жена (с 1781) — Александра Алексеевна Дьякова (1759–1830), дочь обер-прокурора А. А. Дьякова, сестра Марии Львовой и Дарьи Державиной. Выпускница Смольного института. После замужества почти безвыездно жила с мужем в его имение в Обуховка, где мать Капниста «приняла её очень холодно». По словам дочери, «свекровь не любила её потому единственно, что она была русская, и не называла её иначе, как „московка“. Узнала же цену ей и полюбила её, только тогда, когда, оставшись одна в деревне и будучи разбита параличом, жила, можно сказать, только заботами её и неусыпным попечением, которая ни на минуту не оставляла её до смерти». В браке имела двенадцать детей, но только шестеро из них остались живы.

  • Екатерина (1784/86–1837), с 1819 года замужем за коллежским советником Александром Ивановичем Полетикой;
  • Семён (1791/92–1843), женат с 1823 года на Елене Ивановне Муравьёвой-Апостол;
  • Владимир (1793–1817);
  • Иван (1794/95–1860), сенатор, женат на Пелагее Ивановне Горленко, их сын Пётр (1830–1898), писатель, поэт и драматург.
  • София (1797–1861), автор мемуаров, с 1833 года замужем за генерал-майором Василием Антоновичем Скалоном.
  • Алексей (1796/97–1867/69) , участник «Союза благоденствия», декабрист, женат с 1833 года на Ульяне Дмитриевне Белуха-Кохановской.

Капнист Иван Васильевич, 1850г., Государственный исторический музей

 

Капнист Алексей Васильевич

Правнучка — Капнист Мария Ростиславовна (1914–1993), актриса, заслуженная артистка Украинской ССР. Представительница легендарного дворянского рода, она воспитывалась в высокодуховной семье, общалась с удивительными людьми, но после революции отца Марии расстреляли, а саму актрису сослали в ГУЛАГ. Около 20 лет Капнист провела на лесоповалах, в шахтах, на рудниках – на самых тяжелых работах. Она читала каторжанкам стихи, разыгрывала перед ними пьесы, а сценические костюмы шила ее близкая подруга – Анна Темирева, любимая женщина Колчака. Вернувшись из лагерей, Мария Капнист начала много сниматься в кино: «Олеся», «Руслан и Людмила», «Бронзовая птица», «Шанс», играла графинь, ведьм, таинственных старух.

Мария Капнист

В декабре 2007 года, при поддержке предводителя Харьковского дворянского собрания Алексея Иваницкого была создана общественная организация «Фонд памяти Капнистов», которую возглавила дочь актрисы Радислава. 

Василий Капнист скончался 28 октября 1823 года. Похоронен на кладбище в имении Обуховка.

Полезные ссылки:

Список использованной литературы:

Дорогие друзья, Приглашаем вас поддержать деятельность Московского общества греков.
Посильный вклад каждого станет весомой помощью для нашего Общества!
Только всем вместе нам удастся сделать жизнь греческой диаспоры столицы той, о которой мы все мечтаем!
2022-11-07T14:24:00+03:00