Московское Общество Греков
ΣΥΛΛΟΓΟΣ ΕΛΛΗΝΩΝ ΜΟΣΧΑΣ

Аргиропуло Георгий

Георгий Ахиллесович Аргиропуло (24.04.1911 – 30.03.1998) — актер, художник, педагог, фотограф, фотохудожник. Более 30 лет он проработал фотографом в Институте этнографии и антропологии РАН. Непременный участник многочисленных этнографических экспедиций, талантливый фотохудожник, Георгий Аргиропуло обогатил этнографическую науку уникальными материалами из жизни народов бывшего СССР.

“Я не согрешу против истины, если скажу, что самое интересное время в моей жизни – это годы отданные работе фотографа в археологических экспедициях”, – говорил Георгий Аргиропуло.

Георгий Ахиллесович Аргиропуло родился в Бердянске. В 1928 году окончил семилетнюю школу, а в 1932-ом – педагогический техникум. Ещё через три года получил диплом вечерней театральной мастерской МГСПС и актёрствовал в театрах Москвы. В конце 1930-х Аргиропуло окончил заочные курсы Союзфото. Его работы стали публиковаться в центральных газетах и журналах («Правда», «Вечерняя Москва», «Учительская газета», «Комсомольская правда», «Театральная неделя», «Огонёк»). Он принял участие в около 200 выставках, проходивших в советских городах и за рубежом. В 1949-61 годы Георгий Ахиллесович работал в должности заведующего лабораторией в Институте этнографии Академии наук СССР. В его архиве сбереглись портреты людей из разных уголков советской страны. В 1995 году вышла книга с его работами «Увидеть время». 

Отрывок из книги “Увидеть время”

Есть люди, чья жизнь столь богата событиями, что писать о них и трудно, и приятно, одновременно. Георгий Ахиллесович Аргиропуло родился в 1911 году на побережье Азовского моя в г. Бердянске. Его отец – Ахиллес Федорович – трапезундский грек. Переехав Турции в Россию, пошел на военную службу. Чинов не имел. Благодаря красивому почерку выполнял работу писаря в армейском штабе. Участвовал в русско-японской войне. Мать Георгия – Мария Аркадьевна была русской, работала портнихой. Она скончалась от тифа, когда Георгий был еще совсем маленький. Воспитанием ребенка занималась бабушка Лиза фанатически религиозная женщина. Она требовала от внука неукоснительного соблюдения нравственных принципов, кратко сформулированных в десяти библейских заповедях. Пугала наказанием божьим за их нарушение. В частности, по ее словам, за вранье полагалось быть подвешенным за язык. Так вначале маленький Георгий в наивном страхе перед божьей карой, а потом уже вполне сознательно всю жизнь старался жить по правде, хотя самому ему нередко приходилось страдать от людской лжи и неискренности.

Детство Георгия Аргиропуло совпало с годами первой мировой войны, а потом гражданской. Отец все время был далеко от дома, мальчик его можно сказать, не знал.

Не успела окончиться мировая война, как началась гражданская. Окружающий мир раскололся на “белых” и “красных”, которые то наступали, то отступали. В Приазовье вовсю бесчинствовали разные банды. Однажды в воскресенье, когда бабушка принарядила внука, чтобы идти с ним в церковь, он угодил в лапы к анархистам, которые кутили во дворе дома, где жила семья. Мальчика насильно поили водкой, засовывали в рот закуску, он вырывался… От праздничного костюмчика остались клочья. Насилу соседи отняли его у пьяных головорезов.

Но вскоре не стало и бабушки. Мальчик попал к тетке. А у той большая семья, и лишний рот был ей совсем ни к чему.

Когда перестали стрелять, с оказией пришло письмо от отца из Сочи, где он находился на излечении после ранения. Он звал жену и сына к себе. Благо в Бердянск ехал за своей семьей его знакомый, обещавший помочь. О смерти жены Ахиллес Федорович не знал. Все предшествующие годы связи между ними не было.

Тетя с радостью снарядила мальчика в путь. В качестве наследства вручила ему тяжелый узел – в нем были уложены бабушкины иконы.

Супружеская чета, с которой мальчик должен был ехать в Сочи, на пристани перессорилась между собой. В результате они остались в Бердянске. Десятилетнему Георгию пришлось добираться до Сочи одному. Путешествие заняло целый месяц. Регулярных пассажирских рейсов не было. До Туапсе он ехал на угольной барже. В Туапсе прожил неделю. Питался тем, чем делились с ним добрые люди. Узелок с иконами часто приходилось оставлять без присмотра, но Георгий все же довез его до Сочи! Чудом уцелевшие бабушкины иконы потом были отданы в церковь.

Георгий хорошо помнил адрес отца и нашел его жилье. Грязного, обовшивевшего мальчишку побоялись вводить в дом. Прямо во дворе остригли, отмыли, изодранную одежонку сожгли. Поскольку другой не было, то на него натянули отцовские кальсоны, закрепив их подтяжками на шее.

Так только в десятилетнем возрасте Георгий Ахиллесович по-настоящему познакомился со своим отцом.

Вскоре отец отвел его к симпатичной, доброй женщине, которую все знакомые и сослуживцы – она работала медсестрой в санатории – ласково называли тетей Катей. Она так радушно его встретила, что натерпевшемуся горя мальчику захотелось остаться у нее навсегда. А через два года Екатерина Анастасовна Колпакчи, гречанка из Синопы, вышла замуж за отца Георгия Ахиллесовича и стала ему второй матерью. Он очень любил ее и до сих пор, рассказывая о ней, называет ее святой женщиной.

В начале лета 1925 года на отдых в Сочи приехала школа-интернат при Наркомздраве. Георгий подружился с московскими ребятами. Педагоги присмотрелись к нему, и кончилось это знакомство тем, что его приняли в эту школу, и он уехал в Москву. Юному Аргиропуло очень хотелось стать архитектором. Однако, когда он заканчивал школу-семилетку, его вызвали в комитет с комсомола и сказали, что стране нужны педагоги, и он пошел учиться в  Педагогический техникум. Окончил его в 1932 году, три года работал заведующим детским садом. Георгий Ахиллесович всегда очень любил детей. Уже работая в институте этнографии, в течении многих лет был бессменным Дедом Морозом, придумывая всякие забавные штуки и фокусы, чем неизменно вызывал восторг у малышей. А вот его собственная единственная дочка умерла в младенческом возрасте, и нет у него теперь ни детей, ни внуков…

Актерские и литературные способности Г. А. Аргиропуло былин замечены еще в педтехникуме. Преподавательница литературы, которая параллельно вела литературный семинар, пригласила Георгия участвовать в нем, но он не принял приглашения, о чем иногда сожалеет – в этом семинаре в то время занимались такие известные теперь детские писатели, как Сергей Михалков и Агния Барто.

Проработав педагогом три года, Георгий Ахиллесович поступил в Театральное училище, окончил его с отличием и стал работать в колхозном театре (были тогда такие), а потом перешел в Московский театр для детей.

Когда началась война, на фронт Георгия Ахиллесовича не брали: во-первых — грек, а во-вторых — не обучен. Однако летом 1944 г. он перешел во фронтовой театр (Русский драматический театр БССР). Работал в условиях прифронтовой полосы сначала в Могилеве, потом в Гродно. Помимо основной актерской работы, выполнял обязанности внештатного фотокорреспондента ТАСС, снабжая фотоинформацией также местные газеты.

Увлечение фотографией началось еще в интернате. Как-то одной из одноклассниц отец прислал из заграницы в подарок фотоаппарат. Но девушка фотографией не интересовалась и отдала его Аргиропуло. При помощи учителя по труду он овладел азами фотодела, потом стал заниматься в фотокружке при доме пионеров Бауманского района. А когда уже был актером театра, окончил курсы фотохроники ТАСС, присовокупив таким образом к профессиям педагога и актера еще профессию фоторепортера.

8 июля 1949 года власти депортировали всех сочинских греков. К родителям Георгия Ахиллесовича отнеслись “гуманно”: их не выслали, а просто предложили “добровольно” уехать из Сочи. Почему? Да потому, что Екатерина Анастасовна была прекрасным работникам, необычайно чутким человеком, пользовалась всеобщим уважением и любовью. Когда-то, в двадцатые годы, в один из своих приездов в Сочи, Сталин сфотографировался с персоналом санатория. Екатерину Анастасовну – в виде поощрения за отличную работу – посадили рядом с вождем. Вот эта фотография и сыграла свою роль. Георгию Ахиллесовичу тяжело вспоминать жуткие подробности тех дней. Вызванный телеграммой, он примчался в Сочи и едва успел застать отца в живых. После двух сложных операций отец не . поднимался с постели. Узнав о происходящей трагедии, не смог ее пережить. Надо было спасать мать, иначе обоим грозила ссылка. Обменять сочинскую квартиру на жилплощадь в Москве им не разрешили. Тогда Георгий Ахиллесович увез Екатерину Анастасовну в Москву, где ее ждали мучения иного рода. Современному читателю, особенно молодому, трудно представить себе всю нелепую жестокость тогдашнего режима прописки. За его соблюдением строго следила милиция, разумеется, не без помощи бдительных соседей. Непрописанному разрешалось находиться на жилплощади ответственного квартиросъемщика только до 22.00. После этого “нарушитель” подлежал выдворению независимо от того, кем он доводился квартиросъемщику: отцом или матерью, женой или мужем. Приходилось идти “гулять” или коротать время до утра в зале ожидания на вокзале. Так, ночуя где придется, промаялась несколько месяцев и Екатерина Анастасовна, пока вопрос о ее прописке не был решен. С профессией актера Георгий Ахиллесович распрощался в этом же злополучном 1949 году. Трудно стало работать в театре. Донимали бытовые и материальные неурядицы. Измотали переживания, связанные со смертью отца и переездом матери в Москву.

Случилось так, что как раз в этот трудный момент его пригласили поехать в Среднюю Азию с археолого-этнографической экспедицией АН СССР в качестве фотографа. Желая сменить обстановку, он согласился. Работа в экспедиции так увлекла его, что в театр он больше не вернулся. С тех пор всю свою жизнь он связал с институтом этнографии. Даже после выхода на пенсию Георгий Ахиллесович еще в течение одиннадцати лет продолжал ездить в экспедиции, хотя по тогдашним законам зарплаты ему не полагалось – получать одновременно пенсию и зарплату пенсионеры могли, только работая в сфере обслуживания.

“Я не согрешу против истины, – говорит Г. А. Аргиропуло, – если скажу, что самое интересное время моей жизни – это годы, отданные работе фотографа в археолого-этнографических экспедициях”.

У Георгия Ахиллесовича есть большой и очень тяжелый чемодан. Он набит дипломами, почетными грамотами и иными наградами, полученными за долгие годы неустанного труда. И теперь, несмотря на преклонный возраст и совсем не крепкое здоровье, он продолжает по мере сил работать: пишет воспоминания, но не громоздкие книги, а прелестные миниатюры о своих давних друзьях, о людях, с которыми ему посчастливилось общаться. Среди них были такие имена, как Завадский, Абдулов, Раневская из театра им. Моссовета, артисты МХАТа Зуева, Тарасова, киноартист Дружников, поэты Фатьянов, Светлов, Уткин и сколько еще других, не менее интересных, талантливых людей.

В Российской государственной библиотеке для слепых была озвучена и записана на магнитопленку его книга “Фотографии из старого альбома”, встреченная лишенными зрения людьми с радостью и, можно сказать, энтузиазмом. В трогательном благодарственной письме, работники библиотеки пишут, что его рассказы, такие добрые и с мягким юмором, улучшают настроение этих обиженных судьбой людей.

Книга Г. Аргиропуло “Увидеть время” не только воспоминание и не только любовь к памятникам древних культур Востока. Повествуя о прошлом автор невольно выражает свою любовь к природе, а точнее к пескам Кызылкумов и Каракумов.

Есть люди для которых звучание скрипки – пиликанье. Но есть и другая категория людей, для них писк комара – музыка. Георгий Аргиропуло относится к последним. Его безграничная влюбленность в Пустыню очевидна и представлена в книге множеством авторских фотографий. Увидеть красоту в бескрайнем песчаном безмолвии мог только человек большой души – истинный художник.

У Джалаладдина Руми в поэтической миниатюре “О том как халиф увидел Лейли” есть такие строки:

“Ужель из-за тебя, – халиф сказал, –
Меджнун – бедняга разум потерял?
Чем лучше ты других? – смугла, черна…
“Таких, как ты, страна у нас полна”.
Лейли в ответ: ”Ты не Меджнун! Молчи!”
Познанья свет не всем блеснет в ночи.

После таких слов просто неловко что-либо дополнять к портрету Георгия Аргиропуло: педагога, актера, художника – фотографа и литератора.

 

Член Союза Кинематографистов России Христофор Триандафилов.

Библиотека Московского общества греков

Георгий Ахиллесович Аргиропуло на выставке своих фоторабот (1994 год) в Культурном центре МВД России.

 

Фотографии из личного архива Н.Н.Кузнецовой-Шихиди

 


Источник: https://ru.calameo.com/

 

Источник фото: https://fishki.net/2828851-uvidety-vremja-v-snimkah-1960-70-h-godov-fotografa-jetnografa-georgija-argiropulo.html

Дорогие друзья, Приглашаем вас поддержать деятельность Московского общества греков.
Посильный вклад каждого станет весомой помощью для нашего Общества!
Только всем вместе нам удастся сделать жизнь греческой диаспоры столицы той, о которой мы все мечтаем!
2022-10-31T13:24:52+03:00