Московское Общество Греков
ΣΥΛΛΟΓΟΣ ΕΛΛΗΝΩΝ ΜΟΣΧΑΣ

Кровавые слезы. 100 лет геноциду греков Понта со стороны Турции

Трагична судьба понтийских греков. Когда-то Понт был не только родиной эллинизма, здесь бурно расцветала экономика и пробуждалось национальное самосознание.

Этот дух эллинизма не сломили даже 400 лет турецкого ига. В суровые времена понтийские греки уходили в горные районы Халдеи, оказывая сопротивление угнетателям, а позже, при благоприятных условиях, снова вели хозяйство, жертвовали большие деньги на развитие культуры и просвещения. Были периоды, когда греческие школы Понта переживали высокий подъём, возродилась и процветала греческая литература.

Бурным развитием промышленности и торговли Османская империя в XIX – начале XX вв. обязана прежде всего грекам и армянам, которые и были родоначальниками буржуазных отношений внутри одряхлевшей феодальной Оттоманской империи. Греки вместе с армянами олицетворяли экономическое будущее Турции, поскольку в руках греков находилась практически вся внешняя торговля, банки, морской транспорт, а в руках армян – большая часть розничной торговли и мелких лавок. Тогда греки надеялись на мирную трансформацию империи в буржуазную республику и вполне резонно на достойное место в этом государстве в будущем. Но разве могли они предполагать, что в начале XX в. переживут страшный геноцид, который войдёт в историю под названием «Малоазиатская катастрофа»?

С чего всё началось?

Сегодня понтийские греки, которые ещё живут на просторах бывшего Советского Союза, практически не знают истории малоазийского эллинизма, в том числе того, что колыбелью греческой цивилизации была территория современной Турции и Кавказа. Об этом говорит и выходец из этих мест великий географ и историк Страбон. Задолго до того, как образовалась Византийская империя, в IV в. до н.э., на южном побережье Чёрного моря сформировалось мощное независимое Понтийское царство, которое в 301 г. до н.э. возглавил царь Митридат I. Позже царство стали называть кратко – Понт. Последним царём, который упорно сопротивлялся римским завоевателям, был Митридат VI Эвпатор, но долго он противостоять не смог.

Новый расцвет греков связан с эпохой христианизации. Именно святой апостол Андрей Первозванный проповедовал в Понте и на Кавказе христианскую веру. Появилось много святынь, но самым почитаемым для каждого грека-понтийца был монастырь Богородицы Сумельской – Панагия Сумела, на горе Мелас, в котором пребывала чудотворная икона Богоматери Афинской, написанная, по преданию, самим апостолом Лукой. Икона разделила судьбу своего народа в XX в., став, как и он, изгнанницей.

Константин Великий, создатель Византийской империи, заложил традицию, ставшую основой истории и православной культуры уже более чем на две тысячи лет. Последним императором, по иронии судьбы павшим в рукопашном бою с турками в 1453 г., был также Константин.

Так как Понт от материковой Греции находился далеко, понтийцы развивались независимо от остальных частей эллинского мира. В результате у ромеев, как сами они себя называли, сформировались определённые отличия. Во-первых, язык. Сегодня в нём так много архаичной лексики, что жители Греции понимают его с трудом. Он ближе к древнегреческому языку, чем к новогреческому. Кроме того, в понтийском диалекте много заимствований из турецкого, персидского и кавказских языков.

Создатель грамматики понтийского языка и понтийского словаря Костас Топхарас считал этот язык самостоятельным, входящим в греческую группу.

Герб с полумесяцем

Дочь великого Ф.М. Достоевского писала: «На Украине всё – поэзия: одежда крестьян, их песни, пляски, а в особенности театр… С древнейших времен Украина тесно связана с греческими колониями на побережье Чёрного моря. Греческая кровь течёт в жилах украинцев, проступая на их красивых загорелых лицах, сказываясь в их грациозных движениях. Совсем не исключено, что украинский театр – далёкое эхо того театра, который был столь любим древними греками».

Православная Грузия с любовью обозначает греков словом «бердзени», что значит мудрый. Известный немецкий историк Я.Ф. Фальмерайр в своей монографии «История Транезудского царства» подчёркивает, что «древнейшие греческие города нужно искать не на Пелопонессе, в Аттике или в Дориде, а в долинах Кавказа и на восточном берегу Понта Эвксинского».

Первым национальным государством на Востоке было Понтийское царство 363-63 гг. до н.э. При Митридате VI Евпаторе оно борется с римлянами за всемирное господство. Гербом понтийских царей был полумесяц со звездой за 14 веков до появления турок. Древняя Византия тоже использовала его в качестве герба. Христианская Византия вплоть до XIV в. также сохраняет рядом с крестом полумесяц.

Преследования понтийских греков со стороны мусульман привели к тому, что они предали забвению само название «эллин» как символ национальной идентичности. В эпоху Римской империи греки стали называть себя ромеями, т.е. римлянами, а в период исламского давления – с XVIII в. по настоящее время – лазами.

В XI в. Понт в результате восстания гавров получил автономию в Византии. В 1204 г. была основана Трапезундская империя. Одновременно возникли и другие греческие государства. Первым государственным образованием, которое называлось Эллада, было Никейское царство. С начала XIV в. императоры Понта величали себя так: «царь и самодержец всего Востока. Иберов и Ператии Великий Комнин». Их гербом был одноглавый орёл, смотрящий в сторону Азии. Трапезундская империя просуществовала 257 лет, пока её не завоевали турки.

Битва с угнетателем

Период турецкого порабощения нанёс непоправимый и невосполнимый ущерб христианским народам Малой Азии и, в первую очередь – грекам. Коран и основанное на нём мусульманское законодательство делят людей на верных и неверных. С XVII в. начался период  добровольной и принудительной исламизации греков. В районе Офи, восточнее Трапезунда, ислам приняли все вместе со своим владыкой Александром. Люди делали это, чтобы улучшить социальное положение. Самое интересное в том, что именно в этом районе были основаны лучшие теологические и духовные школы мусульман Оттоманской империи. Некоторые понтийские греки формально становились мусульманами, но втайне оставались христианами, сохраняя своих святых и церкви. Духовная раздвоенность – величайшая трагедия.

XIX в. характеризуется системным распадом Оттоманской империи. Первой нацией, которая вступила в смертельную схватку со своим угнетателем и добилась освобождения и независимости, были греки в 1829 г. Великие державы пытались извлечь выгоду из распада империи. Многочисленные этносы, населяющие её, начали движение за национальное самоопределение. Иностранное вмешательство стало определяющим в судьбе народов Турции. Британия стремилась обеспечить экономический контроль над Востоком и безопасность морских путей для себя, т.е. поддерживала доктрину обеспечения целостности Турции.

Ситуация изменилась после того, как подписали берлинский договор 1875 г. и в процесс включилась Германия. Крепкие немецко-турецкие отношения подтолкнули Англию к тому, чтобы пересмотреть свои позиции о целостности Турции. С этого момента в восточном вопросе возрастает роль «греческого государства», поскольку греческая политика не вступает в противоречия с английскими притязаниями. На Востоке греческий фактор выражается в развитии идеологии освобождения, предусматривающей включение в греческое государство всего греческого населения с поэтапным расширением его границ.

Защитники интересов

Из трёх стран-гарантов, взявших на себя «защиту» Греции после освобождения, главенствовала, бесспорно, Англия. Она полностью контролировала греческую экономику и определяла внешнюю политику. Но кроме интересов великих держав, существовали и интересы самих народов, что и сформировало народные движения. В Малой Азии появилась тенденция к автономизации сначала армян и греков, а затем – курдов.

В Греции же формировались два противостоящих лагеря – сторонники Э. Венизилоса и сторонники короля. Их столкновение и определило будущее греков Востока. Партия Венезилоса выражала позиции буржуазного национализма и выступала за национальную интеграцию путём расширения государства. Стремление понтийских греков создать Понтийскую  Греческую республику угрожало монополии Афин.

В противоположность национально-освободительным движениям греков и армян, направленным против феодализма и османского деспотизма, движение младотурков в 1908 г. стало контрреволюцией против прогрессивных буржуазно-демократических движений, в том числе греков, армян и других христианских народов.    К этому времени Османская империя потеряла многие бывшие владения. Стали государствами Греция, Сербия и Болгария. Младотурки страшно боялись дальнейшего распада государства. «Турция – для турок!» – был их главный лозунг. Они открыто провозгласили 1911 г. годом уничтожения других этносов, населявших Турцию, и в первую очередь греков, армян, ассирийцев – как носителей христианства.

Один из авторитетных исследователей понтийской трагедии В. Агдзидис приводит в своей книге «Одиссея понтийских греков» выдержку из константинопольской газеты «Народ» за 1909 г., в которой разоблачаются властно-ассимиляторские намерения младотурков. В статье говорится: «Есть греки, армяне, албанцы, арабы, которые, хотя они и мусульмане, не являются турками. Чтобы поработить их ум и душу, вы всех хотите отуречить… Для каждого у вас свой метод. У одних вы затрагиваете религию,  у других – язык, у третьих – обычаи. За это вы боретесь уже более 500 лет. Именно поэтому вы год от года идёте к своей гибели. Народы империи не потеряли свои национальные черты пять веков назад, несмотря на рабство и муки, навязанные вами. В настоящее время с принятием турецкой Конституции, если у вас на уме то же самое, если вы попытаетесь своим фанатизмом и отуречиванием задушить всякую отдельную национальную жизнь, будет пролито много крови с обеих сторон, и Европа сядет вам на шею. Вы, турки, господствующие над всеми народами империи, узнаете, что ни один народ не является настолько низким и жалким, чтобы согласиться с господством чужеземного тирана, недруга. И тогда, если вы не образумитесь, распадётся Оттоманская империя, и Турция погибнет».

Младотурки категорически отрицали, что в Турции есть национальный вопрос. И выбрали политику национальной ассимиляции национальных меньшинств. На одном из тайных заседаний под председательством Таалат-Паши доктор Бехаэдин Сакир, один из лидеров младотурок, сказал: «Нации, которые остались на территории нашей империи, похожи на вредные сорняки, которые надо вырвать с корнем. Очистить нашу землю – такова ведь цель нашей революции» (из книги Мелвад Заде Рафат «Жёлтые грани турецкой революции», Халепи, 1929 г. стр., 159).

На том же совещании другой лидер младотурок ­ доктор Назим говорил: «… Я хочу только, чтобы жил турок. И хочу, чтобы он жил на этой земле и был независимым. Кроме турок, все другие будут уничтожены, независимо от того, к какой религии или вере принадлежат. Эта страна должна очиститься от чуждых элементов. В Турции должны провести эту чистку. Моя религия ­ это Туран» (см. В. Агдзидис «Одиссея понтийских греков», Салоники, 1991 г., стр.21).

Война – мать родна…

Прекрасную возможность турецкие националисты получили с началом Первой мировой войны. Идеология пантюркизма в сочетании с интересами Германии, которая стремилась получить сырьё и рынки Малой Азии, а также доступ к ближневосточной нефти, создали самую подходящую среду, чтобы мечты младотурок о геноциде осуществились. Молодой германский империализм, лишённый колоний, стремился использовать Турцию для своих экономических и политических интересов, в том числе как противовес  Великобритании. Поэтому кайзеровская Германия разработала план, как обеспечить «целостность» Турции, который можно было выполнить, только уничтожив часть населения, усиливавшую центробежные тенденции внутри Оттоманской империи. После балканских войн Германия пыталась всячески посеять у турок нетерпимость по отношению к христианам. В одной из листовок, которые распространял Германский банк в Палестине, говорилось: «Если мы, турки, голодаем и страдаем, то причиной тому являются гяуры, держащие в своих руках наше богатство и нашу торговлю. До каких пор мы будем терпеть их вызов? Бойкотируйте их товары. Прекратите все торговые сделки с ними. Зачем вам их дружба? Какая польза вам от того, что вы с ними братаетесь и с такой искренностью предлагаете нашу любовь и богатство».

Вильгельм II решил не только укрепить политические и экономические отношения с турецкой верхушкой, но и усилить их своей женитьбой на сестре султана Абдул Гамида. Подготовка к великой резне шла быстро. Берлинская военная академия занялась переподготовкой турецких офицеров. Немецкому офицеру генштаба фон Гольцу Вильгельм поручил формировать турецкую армию. Немецкие консульства в Константинополе и Анатолии превратились в центры шпионажа и провокаций.

Сотни учёных посещали Турцию, изучая политическую, экономическую, общественную, военную, религиозную и культурную ситуации в империи. Препятствием интересам Германии в Турции, по их докладам, были англичане и французы, а также греки и армяне ­ христианские меньшинства Оттоманской империи. Случись военный конфликт, они, по заключению немцев, стали бы естественными союзниками Англии и Франции. Поэтому Германия, чтобы добиться успеха в своих амбициозных планах, не остановилась перед прямой клеветой султану на греков. Развитие национальных движений и поиски народом путей национальной самобытности преподносились ему как смертоносное оружие, которое неизбежно приведёт к распаду империи. Германия предложила планы, как подавить эти движения, султан их одобрил,  а позднее их взяли на вооружение младотурки.

Гонения усилились. Турки раздавали оружие мусульманскому населению. Положение понтийских греков всё больше осложнялось. Младотурки запретили все виды сделок с недвижимостью, принадлежащей христианам. Совершалось всё больше убийств отдельных граждан. По ночам организованные банды грабили города и сёла. Патриархия обратилась за помощью к европейским державам, но ответа не последовало ­ началась Первая мировая война, которая создала турецким националистам идеальные условия, чтобы добиться своих целей. Турция приняла участие в войне на стороне Германии. План по уничтожению христианского населения начал осуществляться.

Зачистка

Из балканских войн младотурки извлекли свой урок ­ они решили, что смогут сделать Малую Азию своей родиной, только истребив греков и армян. Германия, стремясь к собственным целям, не остановилась перед тем, чтобы принести христианские народы в жертву пантюркизму. Поэтому, что бы ни говорили политики сегодня, ясно одно: ответственность за геноцид греков и армян несёт не только Турецкое государство, но и современная Германия. Именно по дьявольскому плану немецкого фельдмаршала Лимана фон Зандерса началось массовое переселение греков с побережья в глубинные и высокогорные районы. Не давая возможности брать с собой еду, одежду, греков доводили до истощения, а по ночам попросту физически истребляли. Оставленные дома грабили и сжигали.

Факты

1,05 млн понтийских греков погибли

В 1915 г. ­ геноцид армянского народа. Уничтожили более 1,5 млн человек. Мир промолчал. Одурманенные кровью турки приступили к полномасштабному уничтожению греков Понта, прежде всего западного. Единственное спасение люди видели в вооруженном сопротивлении. Спешно создавались партизанские отряды.

Понтийское партизанское движение с самого начала и до конца было автономным. Вот как оно организовалось в округе Санта. Из­за нападения на греков турецких банд  15 декабря 1917 г. созвали общее собрание жителей Санты. Главный лозунг: «Грабить грабителей». Жители избрали исполнительный комитет с абсолютной властью. Исполком назначил командира, который, в свою очередь, назначил ещё 9 других командиров. Все мужчины в возрасте от 18 до 50 лет были записаны в народную милицию, и начались повседневные учения. Сёла Санты превратились в осаждённые лагеря. В каждом районе Понта создаются независимые тайные организации. Понтийские металлурги пытаются сами делать маленькие орудия. Понтийское движение приобретает такой размах, что центральные турецкие власти посылают Кемаля на его подавление. Мустафа Кемаль­Паша, генерал оттоманской армии, отбыл в Понт, чтобы подавить партизанское движение: султан разрешил, англичане одобрили.

19 мая 1919 г. он прибыл в город Самсунт, и на следующий день силами двух армий началось подавление понтийского сопротивления. После Октябрьской революции в России большевики во главе с В. Лениным поддержали национальное движение младотурок во главе с Кемалем Мустафой. Есть свидетельства передачи большевиками туркам понтийских партизан, арестованных в России. Такие же факты имелись со стороны американских военных, которые также передавали понтийских партизан турецким жандармам.

Советское правительство отказалось признать полномочия Временного правительства, принявшего документ о создании Греческой Понтийской республики. Мало того, оно вошло в контакт с кемалистским режимом и оказало ему военную и экономическую помощь, что изменило соотношение сил в пользу турецкого государства.

26 апреля 1920 г. Мустафа Кемаль обратился к советскому правительству с просьбой о помощи, ссылаясь на то, что Советскую Россию и Турцию объединяют общая борьба против империализма за освобождение своих народов от гнёта. Для начала он просил в виде первой помощи 5 млн турецких лир золотом, оружие и боеприпасы.

Летом 1920 г. в Анкару поступило 5 тонн золота из Советской России. Позже турки получили ещё несколько таких посылок. Троцкий поставил кемалистам 40 тыс. винтовок, 257 пулемётов, 54 орудия, а также направил войска во главе с М. Фрунзе. Не за эти ли заслуги через 6 лет Кемаль предоставит убежище Троцкому, когда ему откажут другие страны?

Греческие войска, которые фактически оккупировали Турцию и оказали помощь понтийцам, потерпели тяжёлое поражение.

Народ­изгнанник

Первые декларации большевиков за подписями Ленина и Сталина чётко обозначали ориентиры внешней политики нового государства: «Константинополь должен остаться в руках турок, а договор о разделе Турции и аннексии Армении должен быт разорван и аннулирован». (И. Дойчер «Сталин. Политическая биография», изд. «Вече», стр. 329).

Изменение позиции Англии и России после поражений Германии и Турции в Первой мировой войне на противоположные стало главной причиной поражения национально­освободительного  движений греков и армян. Общее число убитых турками греков к марту 1924 г. составило, по подсчётам историка Г. Валаваниса, 353 тыс. человек. Если  к этому добавить еще 700 тыс. греков Ионии, которых убила турецкая армия, то потери греков Турции составили 1,05 млн человек. Более 1 млн уцелевших понтийцев после 1923 г. покинули свою родину, где их предки жили тысячелетиями. Они переселялись в Россию, Европу, Северную и Латинскую Америку, на Средний Восток и, конечно, в Грецию.

Ответственность за тягчайшее международное преступление, каковым является геноцид понтийского греческого народа, целиком и полностью лежит на кемалистском  турецком государстве. Ответственность Германии как прямого соучастника данного преступления должна  определить ООН. Это преступление не подлежит историческому списанию, забвению и тем более прощению или оправданию. Турция должна признать факт геноцида, искренне покаяться в содеянном. Прав публицист и общественный деятель Михалис  Харалампидис, который пишет: «Элементарный политический, юридический характер международного сообщества, других, в особенности тех, которые покровительствовали и продолжают поддерживать повинное в геноциде расистское турецкое государство ­ это признание геноцида и оказание поддержки понтийскому народу».

Понтийцы имеют право на свою историческую землю, историческую родину, на культурную самобытность. Последний народ Европы ­ изгнанник, лишенный родины и земли, должен вернуться…

Автор: Фалес  Куцурадис, историк Ессентукской городской греческой национально­культурной автономии “Перикл”

Автор благодарит Назлуханова М., Сахтариди А.П, Гулаксизова Ю.А., Азнаурова Н.С. и др. за финансовую поддержку в выходе данной статьи. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Источник: http://www.stav.aif.ru/society/krovavye_slezy_100_let_genocidu_grekov_ponta_so_storony_turcii

2019-05-15T15:01:42+03:00