Московское Общество Греков
ΣΥΛΛΟΓΟΣ ΕΛΛΗΝΩΝ ΜΟΣΧΑΣ

История переселения греков в Кентау

“Две бабушки казашки ни чего не понимали по-русски, а мы тогда ни слова не понималипо-казахски. Но они садились и, обнявшись с нашими женщинами, горько плакали”.

“Сколько всего греков было насильственно перевезено с Кавказа в Казахстан, не знаю. Но находившийся в начале 2000 года в Греции на «Азия — Форуме» заместитель министра иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов сказал, что в 1949 году греков было около 60000, а сейчас около 20000.

Эшелонов было много и в каждом около 3000 человек. Почти все эшелоны имели свое прозвище: батумские, сухумские, гудаутские, бакинские и т.д. В Казахстане стали распределять по пунктам назначения — кто-то попал в сельскую местность, кто-то в городскую. Тяжело было всем, но тяжелее всего тем, кто попал в пустыню, где впоследствии в нечеловеческих условиях их самоотверженным трудом был построен город Кентау. А тогда, в 1949 г. здесь практически не было ничего. И людей пришлось размещать так: первый эшелон в бараках для японских военнопленных, немного – в управлении рудника. Людей со второго эшелона так: часть разместили в селе Котарбулак, под навесом, а часть…

Пимениди Иван Панаётович 1930 г.р.: «Некоторых разместили в подсобных помещениях коровника, а когда там все было забито до отказа, то угнали куда-то коров и остальных разместили на их место. Кое-где навоз убрать не успели, и мы его убирали сами».

Третий эшелон….Нина Михайловна Караяниди 1915г.р.: «Нас высадили в голой степи, у железной дороги, прямо на землю, кругом степь. Стало жутко. Но вот подъехала машина, из нее вышел директор комбината «Ачполиметалл» Я.Д.Пиченюк. Он поздоровался с нами и сказал, чтобы мы не удивлялись и не пугались, что кругом степь, так как здесь будет построен город, и строить его будем мы. Значит, у всех будет работа, заработок и.т.д. Пиченюк уехал, — продолжала Нина Михайловна, — а мы остались под охраной солдат. И наступила ночь. Потом день. И эта невыносимая жара конца июня 1949 года. Шесть дней женщины и мужчины, старики и дети, здоровые и больные находились под палящими лучами южно-казахстанского солнца. На 6-ые сутки привезли стройматериалы и инструменты, мужчины стали срочно строить палатки — сараи, в которых разместилось несколько семей. Людей с остальных двух эшелонов сперва развезли по Южно-Казахстанской области и разместили по клубам, полевым станам и.т.д. Затем по мере готовности палаток подвозили на грузовиках в Миргалимсай.»

Кусиди Сулико Афанасьевна 1940 г.р.: «В такие вот палатки набивалось много людей еще и потому, что вещей было очень мало. Например, у нас на семью из 7-ми человек, был только один матрац. Нас охраняли войска. В ночное время любые передвижения запрещались. Стоило только отойти чуть подальше, тут же окрик часового»: «Стой! Назад!».

Мухтариди Эльпида Васильевна 1925 г.р. «Питьевой воды не было. Протекал ручеек, в котором стирали, умывались, из которого пили. И пришла смерть. Первыми стали умирать дети. Сначала похоронили всех грудных детей. Затем стали умирать дети постарше. Но однажды со стороны пос. Бургем далеко в степи показались две точки. Точки приближались, росли, оказалось, что это две бабушки-казашки, которые в натруженных, с вздутыми венами руках несли бидоны с молоком и айраном. Часовой прогнал их. Они пошли вокруг и сделали вид, что идут мимо, затем резко повернули в нашу сторону и оказались среди нас. Если б вы видели, как оживали лица детей, выпивших стаканчик молока. Эти бабушки ни чего не понимали по-русски, а мы тогда ни слова не понимали по-казахски. Но они садились и, обнявшись с нашими женщинами, горько плакали».

Да, горе понятно на любом языке, а слезы всех матерей одинаковы. Бабушки приходили ещё и ещё. Часовые уже пропускали их. Но, увы, этот маленький шаг величайшей доброты и человечности запоздал.

Только за июль месяц греческие спецпереселенцы в окрестностях будущего города Кентау похоронили всех детей в возрасте до 3-х лет, много детей постарше и почти всех недостаточно здоровых взрослых.

Один мужчина раскопал могилу двух своих дочурок, в последний раз взглянул на них и повесился. И лица людей окаменели. Народ, давший миру Аристофана и первую комедию, потерял смех; молчала кемендже. Не было улыбок. Не было даже просто громких разговоров. Было лишь безутешное горе и труд. Если бы эти люди вписывались в идеологические стереотипы той пропагандисткой машины, то сколько среди них было бы передовиков производства, новаторов, героев труда! Но в советских официальных источниках город Кентау строили комсомольцы.

А греки продолжали трудиться. В конце августа на подводах стали привозить питьевую воду. Время шло. Греки работали и отмечались в комендатуре. Время и труд — лучшее лекарство для ран души. И снова заиграла кемендже. Появились улыбки, люди снова стали петь, танцевать, жениться. Рождались дети, умирали старики. Строился город. Вот уже для жилья построены бараки, жилые дома, поликлиника и больница, кинотеатры и спортивные сооружения, парки культуры и отдыха, магазины, детсады, школы. Первой была поострена школа №2, затем школа №3, затем средняя школа №1 — казахская. Но так как в поселке Миргалимсай казахских детей было очень мало, то здесь организовали школу-интернат, где жили и учились дети со всей области. С вводом в строй объектов здравоохранения, культуры, образования появилась возможность приложить свои знания и навыки греческой интеллигенции, ибо до этого все трудились на стройках. Если бы в этот период велась хоть какая то летопись, то с июня 1949г., когда здесь появились первые греки, слова «впервые, первый, сложнейший» употреблялись бы очень часто. Впервые в истории этого края строили такими быстрыми невиданными темпами. Подвозить стройматериалы не успевали.

Простой. И тогда кто-то из греков сказал директору комбината: «Стройматериалы не успевают, а горы камня лежат без дела». Я.Д. Пиченюк стукнул себя по лбу и воскликнул: «Боже, да это же греки!» И впервые в этих краях горы бесформенных камней в искусных руках греческих мастеров стали превращаться в стены домов, ограждений, в круглые колонны с украшениями, на вершинах которых мы и сейчас видим изящные линии капителий ионического ордера, цветочные формы коринфского ордера, за многие километры, через тысячелетия как бы шагнувшие в эту безжизненную степь. Бутовый камень превратился в великолепный дорожный материал. Не греки, поражались: ни цемента, никакого крепежного материала, только искусство кладки…. А какие ровные, крепкие долговечные получались дороги.

В медицинских учреждениях при хронической нехватке лекарств и примитивном оборудовании (еще не давно для греков и того не было) греческие врачи творили чудеса, излечивая и возвращая к жизни порой безнадежно больных всех национальностей. Да-да ,всех национальностей, ибо теперь, когда здесь в пустыне греки построили жильё, промышленные предприятия, инфраструктуру, сюда стали съезжаться люди со всего Советского Союза. Когда мир еще не знал Пеле, в Миргалимсае греческие футболисты забивали голы с углового, пробивали штрафные в обход выстроенной «стенке». Первые мастера спорта — штанга, борьба – греки. Первые спортивные рекорды города Кентау, многие из которых не побиты до сих пор, установили греки. На улицах исполнялись греческие песни и танцы, которые
вместе с ними пели люди всех национальностей (на сцене пока действовало табу).

Время шло. Умер Сталин. Расстрелян Берия. Режим ограничения слабел. Отмечаться в комендатуре стали один раз в две недели. Настал день, когда без разрешения властей, можно было сходить в Бургем. Молодежь тут же побежала туда. Была сделана попытка найти тех двух бабушек-казашек, которые в далеком 1949 г. принесли людям веру в добро. Но, увы, в Бургеме о них никто ничего не знал.

Спустя много лет я тоже пытался установить их имена. И однажды, отвечая на мои расспросы, один аксакал сказал: «Эти старушки не были из Бургема, ибо такой смелый поступок знали бы все, и уж, конечно, не забыли бы! Так как власти запугивали местных жителей «гректерге жахындаманыс, гректерден жаман адам жёк. Жахындадыныз бырдей пыщактайды. — К грекам не приближайтесь, хуже греков людей нет. Подойдете, тут же зарежут. Здесь кругом была степь, и эти бабушки, наверное, с одного из этих кочевий». Их имена не установлены. А, впрочем, так ли это? Есть у них имя. И имена этих бабушек — народ, совесть!

Время шло. Год 1955. Поселки Миргалимсай (построен греками) и Кантаги преобразованы в город Кентау. Вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1955 г… «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941–1945гг».

Итак, все те, кто были репрессированы по, хоть и надуманному, но обвинению в сотрудничестве с оккупантами, амнистированы, сняты с учета на спецпоселении, освобождены от административного надзора органов МВД (НКВД) и восстановлены в гражданских правах. А высланные в 1949 г. греки, которым не предъявлялись никакие обвинения, под амнистии, увы, не попали. В самом деле, раз их ни в чем не обвиняли, то зачем их амнистировать — они и так не виноваты. И греки по-прежнему остаются без документов, без гражданских прав.

Нужно отдать должное мужеству тогдашней администрации ЮКО и г. Кентау. Они в нарушение всех инструкций старались облегчить жизнь ни в чем не виновных греческих спецпереселенцев. Отмечаться в комендатуре греки стали не чаще одного раза в месяц, да и то чисто формально. Порой, кто-то из членов семьи мог издалека крикнуть коменданту: «Мы, такие-то…, все здесь». Кентауским грекам разрешалось ездить без пропуска сперва до Туркестана, а потом и вообще по ЮКО. Где-то в конце 1955 г. мои родители написали письмо в Президиум Верховного Совета СССР с просьбой: Указ об амнистии от 17 сентября 1955 г. применить и к высланным в 1949 г. грекам. Много позже выяснилось, что с подобными просьбами в Президиум Верховного Совета СССР обращались и многие другие, причем не только греки. И вот где-то осенью в 1956 г. в Кентау пришло радостное известие: греческим спецпереселенцам возвращены гражданские права”.

На данном изображении может находиться: один или несколько человек

Иван Джуха “Спецэшелоны идут на Восток. История репрессий против греков в СССР. Депортации 1940-х гг.)  – СПб, 2008

(Фрагмент книги)

Дорогие друзья, Приглашаем вас поддержать деятельность Московского общества греков.
Посильный вклад каждого станет весомой помощью для нашего Общества!
Только всем вместе нам удастся сделать жизнь греческой диаспоры столицы той, о которой мы все мечтаем!
2019-02-01T17:07:15+03:00