Московское Общество Греков
ΣΥΛΛΟΓΟΣ ΕΛΛΗΝΩΝ ΜΟΣΧΑΣ

Михаил Карисалов: московский грек, коллекционер и меценат

Михаил Карисалов – генеральный директор ООО “Сибур”, московский грек, известный коллекционер и меценат.

В феврале 2018 года Михаил Карисалов назначен генеральным директором ООО «СИБУР» и председателем правления ООО «СИБУР».

С 2003 года Михаил Карисалов последовательно занимал должности советника президента, директора департамента материально-технического снабжения, руководителя службы материально-технического обеспечения и кап итального строительства, генерального директора ОАО «СибурТюменьГаз». С 2006 по 2011 год – вице-президент и руководитель дирекции углеводородного сырья СИБУРа. С июня 2007 года – член правления ОАО «СИБУР Холдинг», с ноября 2009 года – член правления ООО «СИБУР». С 2009 по 2012 год по совместительству – генеральный директор ООО «Тобольск-Полимер». C января 2012 года – заместитель председателя правления – исполнительный директор ООО «СИБУР», управляющей организации ПАО «СИБУР Холдинг». С 2016 года – главный операционный директор ООО «СИБУР».

СИБУР – крупнейшая в России интегрированная газоперерабатывающая и нефтехимическая компания. Мощности СИБУРа по переработке ПНГ составляют 25,4 млрд м3 в год (включая Южно-Приобский ГПЗ – СП с «Газпром нефтью»), газофракционирующие мощности – 8,55 млн т в год.

Михаил Карисалов – известный коллекционер и меценат. Он родился в Ленинграде в начале 70-х. Благодаря своей семье, в первую очередь – маме Ирине Ивановне Карисаловой, преподавателю по классу фортепиано, и общей атмосфере города, с детских лет находился в «музейно-историческом» контексте». Сам дух города сформировал у него страсть к истории. Масштабную коллекцию антиквариата ему удалось создать за сравнительно небольшой период — 20 лет.

Петербургская коллекция, собранная более чем за два десятилетия семьей Карисаловых, поражает масштабом охвата материала и качеством отдельных предметов. Она объединила выразительную портретную живопись, виртуозно исполненную бронзу, элегантную мебель и редкой красоты резную кость холмогорских мастеров. Собиратели отдают предпочтение предметам отечественного происхождения. В этой коллекции есть прекрасные образцы живописи, мебели, декоративной бронзы, художественного фарфора и стекла, иллюстрирующие достижения русского искусства и ремесел на протяжении XVIII–XIX веков.Живописная часть собрания представлена такими именами как Дмитрий  Левицкий, Владимир Боровиковский, Жан-Луи Вуаль, отец и сын Лампи, Александр Молинари, Анри-Франсуа Ризенер, Генрих Семирадский, Иван Айвазовский и другие. Эта картинная галерея могла бы сделать честь многим известным  государственным  собраниям.

Михаил Карисалов – меценат ГМИИ высшего уровня «Платина» (кроме него этот титул носит только медиамагнат Иван Таврин, и даже Марианна Любимовна Сардарова – меценат всего лишь золотой). Последняя по времени щедрота Карисалова – восемь десятков античных реликвий, включая тринадцать бронзовых шлемов из древнегреческих провинций. Провенанс у шлемов блестящий, как они сами: описаны искусствоведами Эрмитажа и были выставлены два года назад подле египетских божков из коллекции императрицы Марии Федоровны в Павловске.

«Антика, конечно, абсолютно не наше, – рассказывает Михаил. – Мы с Еленой решили предложить их Марине Девовне (Лошак, директор ГМИИ. – Прим. «Татлера»). Ведь когда говорят «Пушкинский музей», имеют в виду в первую очередь импрессионистов и антику. Такого большого дара у Пушкинского музея ни разу не было».

Шлемы мирового уровня собрала мама Михаила Ирина Ивановна… Наборную мебель, резную кость, Боровиковского и Тропинина тоже начала коллекционировать она.

«У мамы была дикая страсть, – вспоминает сын. – Она искренне во все влюблялась, все время искала что-то новое. Это заряжает, когда рядом с тобой человек вот так «горит», он, может быть, по-своему немного сумасшедший. Мама такая была во всем. C культа искусства легко переключалась на культ еды».

Михаил Карисалов – грек (и охотно шутит над тем, что «выглядит не очень русским»). Дед Михаила, Иван Георгиевич Карисалиди жил в Сочи, куда его родители с пятью детьми переехали из Салоник в начале двадцатых. При Сталине Карисалиди были депортированы вместе с другими греками Причерноморья в Красноярский край. После смерти вождя Иван Георгиевич не вернулся в Сочи, а поехал восстанавливать Ленинград. Там стал крупным строительным руководителем, познакомился с бабушкой Михаила Галиной Николаевной Михайловой, коренной петербурженкой, блокадницей (ее дневниками военного времени Карисалов не так давно дополнил собственное переиздание «Блокадной книги» Гранина и Адамовича).

«Бабушка была чрезвычайно строгих правил, а дедушка любил семью, друзей, музыку, еду, – рассказывает Михаил. – Готовили в буквальном смысле тазами. Говорили всегда громко и все одновременно, часто по-гречески».

С самого детства мама и бабушка водили Михаила в театры, на выставки, знакомили с реставраторами, коллекционерами. «Конечно, я тоже во все это влюбился», – говорит Карисалов. Культурная столица в восьмидесятые была еще и столицей советских антикваров. В Институте физики Земли работал доктор физико-математических наук, создатель теплофизики почв Абрам Филиппович Чудновский, которого московский собиратель Георгий Костаки назвал как-то «коллекционером номер два», вторым после себя. Ножки кроватей дома у Чудновского были подпилены – чтобы на стенах можно было повесить больше картин. Была еще профессиональная мистификаторша Валентина Голод, в честь столетия которой уже при губернаторе Яковлеве дали бал в Юсуповском дворце и которая при жизни заказала себе могильную плиту с датой рождения на семь лет позже паспортной. Голод во время блокады, говорят, была особо приближена к кинооператору первого секретаря Ленинградского обкома Жданова и собрала посредством этого значительную часть своей коллекции. В легендарной квартире номер пять в доме двадцать четыре по улице Восстания Валентина Михайловна помимо прочего держала целую малахитовую комнату и вообще умела поглаживанием руки определять качество бронзы. Да что там поглаживания! В перестроечном Ленинграде имелся даже коллекционер по кличке Распылитель. Он служил уничтожителем клопов и тараканов, во время работы присматривал в коммуналках ценные вещи, а затем убеждал хозяев с ними расстаться. Впрочем, как вспоминают свидетели, по доброй воле.

Источники:

2019-07-03T14:53:50+03:00