Московское Общество Греков
ΣΥΛΛΟΓΟΣ ΕΛΛΗΝΩΝ ΜΟΣΧΑΣ

Ангелина Прасковья

Прасковья (Паша) Никитична Ангелина (1913—1959) — участница стахановского движения в годы первых пятилеток,  бригадир  тракторной  бригады  Машинно тракторной станции (МТС), ударница.

Дважды Герой Социалистического Труда: 1947 – за высокие урожаи пшеницы и ржи; 1958 – за успехи в развитии сельского хозяйства. Три ордена Ленина . Орден Трудового Красного Знамени. Сталинская премия третьей степени (1946) – за коренное усовершенствование методов эксплуатации тракторов и сельскохозяйственных машин, обеспечившее высокую производительность.

Прасковья Никитична Ангелина родилась 12 января 1913 года (30 декабря 1912 года по старому стилю) в селе Старобешево Мариупольского уезда Екатеринославской губернии Российской империи в семье, которая происходила из крымских греков. Родной язык они потеряли, говорили на местном диалекте, но веру христианскую и обычаи сохранили.

«Ангелина Прасковья Никитична, год рождения – 1912, место рождения (оно же место службы и резиденция) – деревня Старо-Бешево Сталинской области Украинской ССР. Отец – Ангелин Никита Васильевич, колхозник, в прошлом батрак. Мать – Ангелина Евфимия Федоровна, колхозница, в прошлом батрачка. Начало «карьеры» – 1920 год: батрачила вместе с родителями у кулака. 1921-1922 годы – разносчица угля на шахте Алексеево-Раснянская. С 1923 по 1927 год снова работала у кулака. С 1927 года – конюх в товариществе по совместной обработке земли, а позже – в колхозе. С 1930 года до настоящего времени (перерыв два года – 1939-1940: училась в Сельскохозяйственной академии имени Тимирязева) – трактористка» – так в 1948 году написала о себе Паша Ангелина.

Редакция, издающейся в Соединенных Штатах Америки «Мировой биографической энциклопедии», прислала Прасковье Никитичне обширную анкету, сообщив, что её имя включено в список выдающихся людей всех стран. Вот так и рассказала она о себе в полученной из Нью-Йорка анкете.

Она начала трудиться раньше, чем овладела азбукой. Паше не было ещё и восьми лет, когда отец отвёл ее к кулаку Панюшкину. Все старшие братья и сёстры вместе с родителями давно уже от зари до зари трудились на чужой земле, но не было в доме достатка. Пришлось и Паше за кусок хлеба пасти чужих гусей, убирать чужой хлев…

Когда волна Октябрьской революции докатилась до Старо-Бешева, вихрь новых событий ворвался и в семью Ангелиных. Отец пропадал целыми днями: сельские бедняки решили объединиться в артель, Никиту Васильевича избрали председателем правления. Редко стал появляться в доме и старший брат Николай. Он вожак комсомольской ячейки, главный заводила молодёжи на селе. По его инициативе комсомольцы приспособили старый амбар под клуб, вечерами устраивали там самодеятельные концерты, проводили беседы.

В 1928 году в Пашиной деревне появилось первое тарахтящее на всю округу заграничное «чудо техники».
…Сельские парни потеряли покой. Объявлена запись на курсы трактористов. Желающих хоть отбавляй. Научиться управлять диковинной машиной – да ведь такое счастье, пожалуй, и во сне не снилось!
Отобрали десять человек. Среди них братья Паши Иван и Василий. В сыром нетопленом помещении, где разместилась мастерская МТС, по вечерам собирались будущие трактористы, слушали наставления инструктора Ивана Фёдоровича Шевченко, собирали и разбирали детали машины.
Однажды пришла сюда и Паша. Тихонько села в укромный уголок.

— Вам что, девушка? – прервав объяснения, повернулся к ней инструктор.
— Я ничего… – растерялась Паша, – просто послушать хочу…
— Здесь не театр, – строго сказал инструктор, – попрошу не мешать.

Но девушка не ушла. Она простояла в углу до конца занятий, дождалась, пока все парни вышли из мастерской, потом подошла к Шевченко:
— Скажите, а девушка смогла бы научиться управлять вот этим… трактором?
Тот пожал плечами:
— Теорией может овладеть любой грамотный человек, а вот практически… – инструктор в упор посмотрел на девушку. – А вы что, хотите стать трактористкой?
— Да, – твердо ответила Паша.
— Не советую, – сухо сказал инструктор, – в мире ещё не было случая, чтобы женщина управляла трактором.
— В мире не было, а вот я стану трактористкой! – сказала Паша и выбежала из мастерской…

Разумеется, члены семейства Ангелиных отнеслись к этому желанию очень отрицательно. Однако шестнадцатилетняя девушка все-таки добилась своего. Быстро пролетела эта зима для Паши. Днём возилась в мастерской, вечера просиживала над книгами, чертежами. Тот самый инструктор, который когда-то выгонял её из мастерской, теперь не мог нахвалиться своей ученицей. Она блестяще окончила курсы механизаторов.
И вот пришла весна 1930 года – первая весна Паши-трактористки. Хмурым, туманным утром рослая, крепкая девушка в синем комбинезоне, в серой каракулевой кубанке подошла к трактору. Послушная её воле машина тронулась с места, двинулась по полю, оставляя позади себя ровную, глубокую борозду.
Бригадир тракторного отряда Петр Бойченко в первый день не отходил от Паши. Придирчиво присматривался, как она управляет трактором, тщательно замерял глубину вспашки. Ему никак не верилось, что бойкая, острая на язык Паша сможет справиться с таким серьёзным, мужским делом, как вождение машины. Но трактор шёл отлично, пахал ровно, не оставляя ни одного огреха…
В эту весну Паша поставила рекорд – первый рекорд в своей жизни. Сколько ещё было потом больших трудовых побед, но, пожалуй, никогда не радовалась она им так, как этому своему первому успеху. Её трактор проработал бесперебойно весь сезон, вспахал больше всех в отряде. На собрании работников МТС ей торжественно вручили книжку ударника, присвоили звание «Отличный тракторист»…
В 1933 году Паша организовала из прицепщиц женскую тракторную бригаду в этой МТС и возглавила её.

Паша Ангелина 1935 год. Фотограф – Халдей Евгений Ананьевич

Всю зиму «гоняла» Паша своих девчат. Они не только назубок знали трактор, но и познакомились с основами агротехники, изучили структуру почв, читали труды Вильямса, Докучаева. Как талантливый полководец, готовясь к решительному наступлению, заранее определяет направление главного удара, подтягивает резервы, обеспечивает тылы, так и Паша перед выходом в поле всё учла, всё продумала. Не с голыми руками выводила Паша свой отряд на штурм.
Едва первые лучи солнца скользнули по земле, шумно, с грохотом растворились ворота усадьбы МТС, и из мастерских выехала колонна тракторов. Впереди Паша, за ней Наташа Радченко, Вера Коссе, Люба Фёдорова, Вера Анастасова…

Четко и организованно провели девушки полевые работы. За весь сезон ни одной серьёзной поломки, ни одной аварии.
Первая в Союзе женская комсомольско-молодежная тракторная бригада Паши Ангелиной показала блестящие образцы работы: при плане 477 гектаров девушки каждым трактором обработали по 739 гектаров. План тракторных работ они выполнили на 129 процентов. Бригада заняла первое место по МТС и завоевала переходящее Красное знамя…

О замечательных успехах первой в стране женской тракторной бригады знала уже вся страна. В газетах печатались портреты девушек, рассказывалось об их работе. В условиях первой советской пятилетки стране были нужны новые «герои». И таковой являлась и Паша. Шло стахановское движение в СССР.

Ударница Паша Ангелина. 1935 год. Фотограф Евгений Халдей.


Ангелина (слева) и Демченко со Сталиным на X съезде ВЛКСМ, 1936.


Знатная трактористка Паша Ангелина (вторая слева) в перерыве совещания в ЦК ВЛКСМ, фото Ивана Шагина, 14 июля 1936.

В 1935-м Пашу Ангелину впервые наградили орденом Ленина. А остальных членов бригады – орденами Трудового Красного Знамени.
В 1937 году в жизни Паши произошло знаменательное событие: её приняли в Коммунистическую партию. А 12 декабря 1937 года народ назвал её своим депутатом в Верховный Совет СССР первого созыва.

Неоднократно она общалась со Сталиным. У неё была возможность напрямую звонить лидеру страны. Но этим она никогда не пользовалась. Таким правом обладали Стаханов, Папанин, Чкалов. Но она никогда ни о чём не просила. По её воспоминаниям, принадлежность к партийной элите её страшно тяготила. Легендарная трактористка не могла перестать работать, не могла стать чем-то вроде свадебного генерала при правительстве страны. Тем не менее, благодаря её статусу в обществе, ей пришлось постоянно хлопотать об отправке техники. Она также пробивала сельчанам путевки на юг, помогала им с поступлением в вузы и многое другое. Одним словом, она заботилась буквально обо всех, кроме себя. Использовать своё положение ей было крайне неудобно. Хотя, быть может, её фамилия в свое время спасла всё семейство от сталинских репрессий.

Страна стремительно шагала по дорогам пятилеток. Каждый день радио приносило радостные вести: вступил в строй новый завод, дала ток новая электростанция, пошли поезда по новой железнодорожной магистрали. Один за другим вставали мощные гиганты индустрии: Сталинградский тракторный, Магнитогорский металлургический, Краматорский машиностроительный, Днепрогэс… Конструкторы создавали новые машины, чтобы избавить людей от тяжелого ручного труда, специалисты сельского хозяйства искали пути повышения урожайности, чтобы дать людям вдоволь хлеба, мяса, молока.

Земляки удивлялись исключительной её энергии. Так, в 1938-м она решила обратиться ко всем советским труженицам, вышла к ним с призывом: «100 000 подруг – на трактор!». Этот призыв был услышан во всех городах и селах, в самых далеких кишлаках и аулах… И вскоре этому примеру последовали не сто тысяч советских женщин, а в два раза больше.

Прасковья Никитична искренне мечтала стать высокообразованной труженицей. При этом изначально она не блистала грамотой. Но ей всегда удавалось выкраивать время, чтобы заниматься с репетиторами. Десять классов Паша закончила экстерном. А накануне войны, в 1940 году она смогла получить диплом о высшем образовании, окончив известную «Тимирязевку» (Московскую сельскохозяйственную академию имени К.А. Тимирязева). Она полюбила литературу, постоянно читала и на её адрес в родном селе Старобешеве без конца шли посылки с книгами, заказанными Пашей. А в результате и сама взялась за перо, написав в 1948 году книгу о колхозных активистках «Люди колхозных полей».

С будущим мужем, вторым секретарем Старобешевского РК партии, Сергеем Федоровичем Чернышевым Прасковья Никитична познакомилась в 1935 году, уже став известной. По словам его старшей дочери, Светланы, отец был наделён многими талантами. Умел организовать людей, вникал в суть каждого районного мероприятия, великолепно рисовал, сочинял стихи, эпиграммы. Такого человека Ангелина не могла не заметить. Они часто общались, много говорили, всё шло к свадьбе. Единственное, что смущало жениха, это обращение к нему, только как к «жениху Прасковьи Ангелиной». А потом он станет не иначе как только «мужем Прасковьи Ангелиной». Его самого будто не было. Два сильных, независимых человека, как два медведя в одной берлоге, не могли ужиться.
Став депутатом Верховного Совета, Прасковья Никитична всё свободное время посвящала общественной работе. Много ездила, вела прием граждан. В семье росло трое своих детей. А ведь Паша усыновила племянника Геннадия, когда ей самой едва исполнилось восемнадцать… Начались разлады в семье.

Во время Великой Отечественной Паша вместе со своей бригадой и двумя составами техники едет в Казахстан, на поля колхоза имени Будённого, что раскинул свои земли вблизи аула Теректа Бурлинского района Западно-Казахстанской области Казахской ССР. Работая здесь, тракторная бригада Паши Ангелиной передала в фонд Красной Армии семьсот шестьдесят восемь пудов хлеба. Построенные на эти средства танки, громили немецко-фашистских захватчиков на Курской дуге, освобождали Польшу, участвовали в штурме столицы гитлеровской Германии, Берлина. И воины-танкисты одной из гвардейских танковых бригад, полностью сформированных из бывших трактористов, решили занести в свои списки Пашу Ангелину и присвоить ей почётное звание гвардейца.

После войны Паша возвращается в родное село. Ей предлагают возглавить колхоз, но она отказывается и снова садится на трактор. После возвращения из Казахстана бригада Ангелиной состояла только из мужчин. Прасковья Ангелина умела ладить с мужчинами – будь то партийные руководители, депутаты разных уровней, председатели колхозов, трактористы её послевоенной бригады. По-другому работать просто бы не смогла.

Ждала мужа с фронта – после Победы он продолжал служить в Германии, был комендантом одного из военных городков. Сергей Чернышев вернулся не один, с… женщиной и ребёнком. Прасковья с пониманием приняла фронтовую «жену» мужа. Она видит, что их жизнь с мужем не имеет будущего. Чернышев стал больным человеком, пил по-чёрному.

Паша Ангелина продолжала ставить рекорды. Зимой 1945-46 года П.Н. Ангелина стала инициатором нового для района агроприёма – снегозадержания. В поле вышли все колхозники: расставляли щиты, устраивали заслоны для задержания снега. Первый послевоенный 1946 год выдался очень тяжелым – отсутствие весенних и летних дождей, суховеи привели к резкому падению урожайности сельхозкультур. И колхозники добились выдающегося урожая даже в ту страшную засуху 1946-го года. А за урожай 47-го года ей вручили первую звезду Героя Социалистического труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

Богатый опыт организации работ, накопленный П.Н. Ангелиной, её прогрессивный метод обработки земли нашли широкое применение в земледелии. По её инициативе в СССР развернулось движение за высокопроизводительное использование сельскохозяйственной техники и повышение культуры обработки полей. Её многочисленные последователи повели решительную борьбу за высокие и устойчивые урожаи всех сельскохозяйственных культур. За коренное усовершенствование труда в сельском хозяйстве, внедрение новых, прогрессивных методов обработки земли в 1948 году П.Н. Ангелиной была присуждена Сталинская премия.

Это была работа на износ. Паша приезжала домой часов в 12 ночи, мылась, ложилась, а в начале четвёртого утра уезжала в поле. Муж страшно ревновал. «Я пришёл с фронта, а ты где-то до ночи пропадаешь!» – кричал он.
И тут неожиданный поворот событий. Однажды, напившись, Чернышев выстрелил из именного оружия в Прасковью Никитичну. Но она случайно осталась жива, отстранилась, потому что с криком ей на грудь бросилась старшая дочь. Наутро Чернышев уехал в район. После этого случая они расстались. Паша никогда ни одного плохого слова не сказала о бывшем муже, но из своей жизни она его вычеркнула, эту злую пьяную выходку не простила: отказалась от алиментов и сменила детям фамилию. Все они стали Ангелиными.

Об этом факте из биографии знаменитой женщины-трактористки официальные лица старались не говорить.
Там, видимо, считали, что депутат Верховного Совета, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской премии, известная трактористка Прасковья Никитична Ангелина может быть только счастливой женщиной. Этот имидж постоянно поддерживался в сознании людей.

Но слава не вскружила голову Ангелиной. Как и прежде, она неутомимо водила свой трактор, любила копаться в моторе, по вечерам засиживалась над учебниками. Каждый день она стремилась внести в работу что-то новое, интересное. Её бригада из года в год перевыполняла задания, неизменно выходила победителем в социалистическом соревновании механизаторов.

…Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 26 февраля 1958 года Прасковье Никитичне Ангелиной было присвоено звание дважды Героя Социалистического Труда. Её грудь украсила вторая Золотая медаль «Серп и Молот» – знак признания выдающихся заслуг замечательной трактористки перед Родиной..

До конца дней своей жизни она осталась честной труженицей, энергичной, волевой и жизнерадостной женщиной. В феврале 1958 года она выступала на митинге, посвященном награждению области орденом Ленина за успехи в увеличении производства сельскохозяйственных продуктов. Те, кто знал её в первые годы коллективизации, увидели на трибуне прежнюю Пашу-комсомолку. Та же горячность, влюбленность в своё дело, те же размашистые, энергичные движения и та же излюбленная кубанка на пышных волосах…

Прасковья Никитична. Фото из музея на родине легендарной трактористки

В начале 1959 года, за несколько дней до открытия XXI (Внеочередного) съезда КПСС, делегатом которого она была избрана, Прасковью Никитичну сразил тяжкий недуг и она была срочно госпитализирована в кремлёвскую больницу. У неё был цирроз печени, что при такой работе неудивительно. Сказалось постоянное присутствие в организме горюче-смазочных материалов. Раньше ведь, в те времена горючее приходилось перекачивать через шланг, засасывая ртом….

Как вспоминала дочь Паши Ангелиной Светлана:
— Она никогда не жаловалась. Работа всегда была у неё на первом месте. Когда в больнице её спросили, сколько она уже болеет, мама ответила: «Я вчера с поля». У неё в последние годы ноги отекали. Дважды перенесла болезнь Боткина на ногах. Глазные белки становились лимонными, только тогда врачи замечали. Она сгорела на работе. В больницу попала, когда уже живот был до колен. «Мама, что с тобой?» – испугалась я. А это была водянка, последняя стадия цирроза печени. Мама рассмеялась: «Я забеременела. Рожу четвертого!» «От кого?» «От ветра!» Тревогу забила тётя Надя, которая окончила курсы медсестёр на фронте. Она увидела маму и сразу позвонила в Донецк, в обком. Приехали два профессора: «Надо в Москву!» В «Кремлевке» встретили Будённого, он выписывался: «А! Пашуня! Ты чего?» «Да вот, заболела». «Ничего, чуть-чуть подремонтируешься, мы еще споем!»
— Её нельзя было спасти?
— Лечение заключалось в том, что ей делали раз в неделю прокол, рассекали живот и откачивали ведро воды. Становилось легче, а потом всё начиналось сначала. Как-то у медсестры вырвалось: «Вы у нас самая тяжелая!» Мама подняла глаза: «Почему?» «Ни у кого в отделении нет такого большого живота!» – нашлась медсестра. На третий день врач Елена Ивановна сказала, что она безнадёжна. Это было ужасно. Мама сидела в кресле, в жуткой пижаме, в шлёпках. Я зашла в кабинет и услышала страшные слова: «Света, мама отсюда не выйдет». Я не понимала. Врач повторила: «Мама отсюда не выйдет. Она здесь умрет». А мама ждёт за дверью. Не знаю, как я собралась и на её вопросительный взгляд бодро сказала: «Вылечишься, вернёшься к работе!»
Она полгода лежала в больнице, я приходила к ней каждый день. У неё была отдельная палата. Еду давали диетическую, без соли, я кормила маму из ложки. Она так похудела, что выглядела девочкой, даже лицо сделалось маленьким.
— Она понимала, что неизлечимо больна?
— Понимала, но никогда не показывала виду. Самые счастливые дни в моей жизни, когда мама умирала. Мы с ней смеялись, шутили. Каждый вечер кто-то её навещал. Маршак приходил на чай, Папанин заглядывал и смешил до слёз. У него было потрясающее чувство юмора. Мама уходила красиво и мужественно. Дней за пять до смерти ей сделали операцию. Провожал её в операционную Папанин, он шёл за каталкой. После операции мама впала в кому и уже не пришла в сознание. Умерла она у меня на руках.

Жизнь Прасковьи Ангелиной оборвалась 21 января 1959 года, в возрасте 46 лет. Похоронена она у себя на родине, в селе Старобешево.
Свидетельство о присвоении тракторной бригаде П.Н. Ангелиной почётного звания «Бригада коммунистического труда» трактористы принимали уже без своего бригадира… Когда не стало Ангелиной, её бригада не распалась, продолжала работать и даже ставила рекорды. До 1978 года. В тот год тракторная бригада имени Паши Ангелиной прекратила своё существование. Долгое ещё время существовал клуб женщин-механизаторов в честь Прасковьи Никитичны, который сумел объединить тысячи сельских тружениц.

На родине Прасковьи, в селе Старобешево, установлен бюст Ангелиной, там же её именем назван проспект и открыт её музей.

Источник: https://tunnel.ru/

 

Дорогие друзья, Приглашаем вас поддержать деятельность Московского общества греков.
Посильный вклад каждого станет весомой помощью для нашего Общества!
Только всем вместе нам удастся сделать жизнь греческой диаспоры столицы той, о которой мы все мечтаем!
2020-08-19T19:39:39+03:00