Московское Общество Греков
ΣΥΛΛΟΓΟΣ ΕΛΛΗΝΩΝ ΜΟΣΧΑΣ

Ревелиоти Феодосий

Феодосий Дмитриевич Ревелиоти (Θεοδόσιος Δ. Ρεβελιώτης) (1766 – не ранее 1852 г) – участник русско-турецких войн 1787–1791 и 1806–1812 гг., командир Балаклавского греческого пехотного батальона (1809–1831), генерал-майор(1829), дворянин Таврической губернии, помещик и один из крупнейших крымских землевладельцев первой половины XIX века.

 

ФЕДОСИЙ ДМИТРИЕВИЧ РЕВЕЛИОТИ (1766 – не ранее 1852)

Феодосий Дмитриевич Ревелиоти родился в 1765 году. Из свидетельства Константинопольского патриарха Каллиника V (подлинник переведён с греческого на русский язык), выданного в 1805 году Феодосию Ревелиоти, следует что он «имеет своё происхождение из города Трополиса, что в Пеллопонисе, благочестив и православен. Сын же он честных благородных и благочестных родителей, во многих общественных делах в своём отечестве служивших с усердием, как мы совершенно уверились свидетельством его единоземцев, крещён православно… Известно, что он от дворянского поколения».

Осенью 1787 года в 22-летнем возрасте Ревелиоти вступил в российскую службу чином прапорщика. С 1788 года состоял в Средиземноморской корсарской флотилии под командованием Ламбро Качиони. 13 июля 1788 года, находясь на фрегате «Минерва Севера», участвовал в сражении с турецким судном близ острова Занте (Закинф), с 20 августа – в сражении с турецкой флотилией между островами Родос и Скарпафатос. 8 апреля 1789 года, находясь на том же фрегате, крейсировал в Эгейском море, где 6 мая участвовал в сражении с турецким флотом под островом Тинос, 12 октября Феодосий Ревелиоти находился в сражении с двумя турецкими эскадрами под островом Тасос, а 6 и 7 мая 1790 года – в сражении с турецким и алжирскими соединениями кораблей между островами Андрос и Ипадора, где получил ранение саблей в голову во время абордажа неприятельского судна. 29 мая 1791 года за отличие он был произведён в поручики.

11 августа 1791 года Россия заключила с Турцией перемирие, а 29 декабря подписала Ясский мирный договор. Генерал-майор Тамара приказал отвести суда Средиземноморской корсарской флотилии в Триест и там их разоружить. Однако, Ламбро Качиони, разгневанный тем, что русские, как и в Первую Архипелагскую экспедицию, выполнив свои геополитические задачи, не учли в договоре интересы греков, отказался разоружать флотилию и продолжил военные действия, носившие теперь национально-освободительный характер. В 1792 году находившийся под его командой Феодосий Ревелиоти принял участие в морском сражении при острове Андрос, поражение в котором было достойное победы. После этого Качиони с остатками флотилии закрепился в Порто Кайо на западном побережье полуострова Мани, где 5 июня 1792 года его атаковали 20 турецких кораблей и французский фрегат «Modeste».

После окончательного уничтожения в 1792 году флотилии, маниоты дали возможность Качиони, Ревелиоти, Мавромихали и другим служившим на корсарской флотилии покинуть бухту, и на предоставленном им малом судне добрался до принадлежавшего Венецианской республике ближайшего к Мани острову Китира, а оттуда до острова Итака.

Некий греческий исследователь Николаос Ригопулос, факт существования которого пока не установлен и не подтвержден, не указывая дату пишет, что Ревелиоти некоторое время служил при дворе Екатерины II, и под его портретом, помещённом в греческих источниках, написано: «Теодосиос Д. Ревелиотис, российский генерал, адъютант Екатерины Второй». Крымские краеведы, описывая историю Ливадии и Воронцовского дворца в Алупке, именуют Ревелиоти «одним из генерации екатерининских орлов». Однако, документального подтверждения его службы при императорском дворе не выявлено.

Известно, что по прибытию в Россию Феодосий Ревелиоти некоторое время находился в Петербурге, где, среди прочего, встречался со своим соотечественником Гавриилом Гераковым. Из столицы он отправился в Крым, где 31 января 1797 года вступил в службу в Балаклавский греческий пехотный батальон «с награждением капитанского чина». В 1807 году, во время «бывших в Крыму военно-политических обстоятельств», Ревелиоти принял под своё командование кордоны и посты, расположенные на южном берегу от Севастополя до Феодосии, которые содержали служащие батальона. В 1808 году за отличное выполнение возложенного на него поручения он был произведен в майоры, и 22 ноября 1809 года назначен на должность командира Балаклавского греческого пехотного батальона.

Феодосий Ревелиоти принял в своё командование греческий батальон в самый разгар русско-турецкой войны 1806–1812 гг. Новороссийскому генерал-губернатору де Ришелье неоднократно доносили о готовившемся в Крыму восстании татар. Служащие Балаклавского батальона, занимавшие кордонные посты на побережье, также сообщали о фактах, не вызывавших сомнения в преступных намерениях татар. В июне 1810 года, например, около Ялты было арестовано судно с грузом пороха и оружия, принадлежавшее местному татарину. Кроме того, в разное время со своих кордонов без вести пропали двое рядовых греческого батальона. Однако де Ришелье оставлял эти сигналы без внимания, защищая «покорных властям татар, не подавших на себя никакого подозрения».

В то время, когда Черноморский флот вёл боевые действия на Кавказском побережье, в Севастополе и его окрестностях произошли драматические события, которые едва не привели к самым непредсказуемым последствиям. В июне 1810 года Ревелиоти получил известие о том, что находившаяся в Дарданеллах турецкая эскадра готовится выйти в Чёрное море с целью произвести бомбардировку Севастополя и высадить 20-тысячный десант. Находившиеся в Крыму турецкие агенты, воспользовавшись отсутствием в Севастополе военного флота, вооружили живших в Байдарской долине татар, намереваясь с их помощью нанести удар по городу с тыла и оказать, таким образом, содействие готовившейся бомбардировке города и десантной высадке.

Эта информация вскоре подтвердилась: 10 июля 1810 года в Севастополь прибыл посыльный от майора Ревелиоти с донесением о том, что в море близ Балаклавы появилась неприятельская эскадра в составе 13 кораблей и мелких судов, а в Байдарской долине сосредоточились «татарские пешие и конные мятежники», численностью около шести тысяч человек. Не дожидаясь ответа от севастопольских военных властей, Ревелиоти собрал отряд из 200 греческих пеших и конных офицеров и солдат, выступил с ними к Байдарской долине и занял все горные проходы, по которым мятежники могли пройти к Севастополю. Неожиданное появление отряда Балаклавского батальона ошеломило татар, которые, несмотря на численное превосходство и вооружение, не уступавшее балаклавцам, обратились в бегство. Ловким маневром, совершённым в ночь с 10 на 11 июля, отряду греческого батальона удалось отрезать часть татар от горных проходов и взять в плен до 1.000 человек. Ещё около 1.000 мятежников были арестованы ими в ходе преследования.

Действия по ликвидации очага напряжённости в Байдарской долине были предприняты вовремя. 11 июля из-за мыса Херсонес показалась турецкая эскадра, следовавшая к Севастополю. Неприятель, так и не дождавшись предполагавшегося удара татарских мятежников с тыла, не рискнул войти в Рейдовую бухту для атаки города и высадки десанта. Не сделав ни одного выстрела, турецкая эскадра направилась к Балаклаве, где 12 июля её видели патрульные греческого батальона с территории Георгиевского монастыря, после чего она удалилась на север.

Так решительными действиями со стороны малочисленного военного гарнизона, жителей-добровольцев и небольшого отряда Балаклавского греческого пехотного батальона под командованием майора Феодосия Ревелиоти, была устранена угроза предполагавшегося захвата турками Севастополя.

В сентябре 1810 года Черноморский флот предпринял попытку овладеть Трапезундом. В составе находившихся на нём десантных войск была часть служащих Балаклавского греческого пехотного батальона. Не имея возможности из-за непогоды начать бомбардировку Трапезундской крепости, эскадра укрылась на рейде укреплённого городка Платано. 17 октября на берег высадился десантный отряд численностью в 300 человек под командой майора Ревелиоти, который атаковал и изгнал неприятеля из скрытых кустарником ложементов и поражал его ружейным огнем, не взирая на превосходство в силе, «коего было более четырёх тысяч человек». Напав на неприятельскую батарею, состоявшую из трёх артиллерийских орудий, отряд выбил из неё неприятеля и «овладевши оной, заклепал пушки». При взятии батареи майор Ревелиоти был ранен «двумя пулями в правый бок и одной в правую руку». Появившиеся в разгар боя в большом количестве турецкие солдаты окружили десант, отрезав его от берега. На выручку окружённому отряду был отправлен второй. Во время прорыва из окружения десантники первого отряда понесли большие потери. Майор Ревелиоти был тяжело ранен, но «презирая болезнь и всю опасность», сражаясь «с отличной храбростью и неустрашимостью», он «лично спас мичмана Ольховского от занесённого было неприятельского удара, который отклонил, и нападавшего пересёк пополам».

Спустя три месяца после жаркого дела при Платано, герцог де Ришелье писал Ревелиоти:

«Я имел удовольствие получить донесение генерал-майора Гангеблова о беспримерной храбрости, оказанной Вами при местечке Платане против турков в виду всего флота нашего 17 октября, где Вы и ранены двумя пулями. Приятнейшим долгом поставляю объявить Вам, г. майор, чувствительнейшую мою благодарность с уведомлением… о приличном награждении Вас и нижних чинов, значащихся в списке, доставленном Вами ко мне при рапорте № 437, равно о доставлении пенсии оставшимся семействам после убитых в том деле унтер-офицеров и рядовых».

В 1811 году Феодосий Ревелиоти, как командир греческого батальона, обратился к Новороссийскому и Бессарабскому генерал-губернатору герцогу де Ришелье с прошением дозволить «людям сего войска заниматься кораблестроением, мореходством и торговлей», как ремеслом, к которому «они издавна охочи, подобно прочим их Архипелажским единоземцам». Герцог, стимулировавший развитие «российского судостроительства», не только дал на это своё согласие, но и просил «поощрять между греками столь полезные предприятия».

10 февраля 1812 года Феодосий Ревелиоти был произведён в подполковники. В 1812 году, когда «пожар Москвы осветил своим заревом самыя отдалённые провинции обширной империи», в наиболее зажиточных татарских волостях Симферопольского уезда – Актачинской, Махулдурской и Чоргунской – начались волнения среди незначительной части татар при наборе ратников для укомплектования Симферопольского, Феодосийского и Перекопского полков. Подполковник Феодосий Ревелиоти «с небольшим числом балаклавцев, в самое короткое время», утихомирил недовольных, «собравшихся в разных местах полуострова: многих из них передал в руки правосудия, и положил конец возникшим беспокойствам». «Знание татарского языка, знакомство с местным положением края, удивительная ловкость в быстрых наездах, и притом врождённая сметливость» помогли ему быстро ликвидировать очаги напряжённости.

В том же году по Крымскому полуострову распространилась «занесённая с востока чума». Организованными командиром Балаклавского греческого батальона Феодосием Ревелиоти карантинными цепями из числа служивших под его командованием офицеров и солдат удалось в кротчайшие сроки оградить зараженные районы, оказав тем самым важную услугу в ликвидации вспыхнувшей эпидемии.

С 1794 года главным батальонным храмом в Балаклаве являлась церковь св. Николая Чудотворца, размещавшаяся в здании упразднённой турецкой соборной мечети Кибир-джами. Как следует из записей в церковных метрических книгах, Феодосий Ревелиоти, являясь её прихожанином, неоднократно выступал в качестве восприемника (крёстного) при крещении детей и поручителем (свидетелем) при бракосочетаниях своих сослуживцев и балаклавских жителей. По его инициативе и при его участии бывшее здание мечети, устроенное под храм, было до основания разобрано и на его месте 3 августа 1811 года заложено, построено и 16 декабря 1812 года освящено новое крестово-купольное здание батальонной Свято-Николаевской церкви (с 1990 года – храм Двенадцати Апостолов), ставшее главным архитектурным украшением Балаклавы (здание сохранилось до нашего времени).

После рассмотрения представленных Таврическому Депутатскому дворянскому собранию документов, 4 июня 1813 года майор и кавалер ордена Св. Георгия 4-го класса Феодосий Дмитриевич Ревелиоти «с семейством его» был причислен к Таврическому дворянству. В 1814 году он занимался формированием при Балаклавском греческом батальоне 4-ой роты, в состав которой поступили, «как прежние выходцы из Архипелага, так и другие греки, приписавшиеся к батальону».

Посещавшие Балаклаву путешественники, писатели, художники, учёные останавливались в доме Феодосия Ревелиоти. В 1815 году его гостем был военный писатель, в то время ещё капитан-лейтенант, участник Второй Архипелагской экспедиции российского флота Владимир Богданович Броневский (1784–1835).

В 1820 году гостем командира Батальона был русский писатель и дипломат Иван Матвеевич Муравьёв-Апостол (1762–1851). «Вот и теперь я нахожусь y заслуженного, израненного начальника Балаклавы и Греческого батальона Ревелиотиса, как y себя в доме; и точно так, сказывают, он всех заезжающих к себе принимает; рад служить всем, что имеет; и вся семья его старается, как бы лучше угодишь и чем бы лучше угостить, – пишет Муравьёв-Апостол. – Чистенький, веселый домик его стоит на конце города на восточном берегу узкоустой гавани».

В том же году в его доме останавливался писатель, педагог и переводчик, статский советник Гавриил Васильевич Гераков (1775–1838). Феодосий Дмитриевич познакомился с ним и бывал у него в гостях ещё в 1800 году, когда находился в Петербурге по служебным делам.

В 1825 году гостем командира Балаклавского греческого батальона был дипломат, поэт, драматург и композитор, статский советник Александр Грибоедов (1725–1829). «Бухта тихая, как пруд, и местечко балаклавское на подошве западной горы; бухта сжата продолговатыми мысами, на вид безвыходными. Школа, дом Ревельота, церковь, мечеть упраздненная, балконы на улицу», – оставил он запись в своём путевом дневнике.

Во время посещения императором Александром I Крыма в 1818 году Ревелиоти «начальствовал над военными караулами в дни пребывания Государя в Бахчисарае». 18 мая того же года он был произведён в полковники, а в следующем, 1819 году, занимался обустройством прибывших в Балаклаву служащих расформированного Одесского греческого дивизиона, приписанных к Балаклавскому греческому пехотному батальону.

Балаклавский двухэтажный дом Ревелиоти, выделявшийся на фоне остальных строений, был богатым и добротным. Известно, что во время своего второго пребывания в Крыму осенью 1825 года император Александр I снова посетил Балаклаву и завтракал в его доме, что свидетельствует о несомненном высоком авторитете его хозяина в Крыму. Осмотрев Балаклавский греческий пехотный батальон, Государь «остался доволен найденным порядком» и его командиром.

Когда в 1830 году из Болгарии и Румелии в Крымские порты стали возвращаться воинские части, участвовавшие в русско-турецкой войне 1828–1829 гг., Балаклавский греческий батальон под командованием Феодосий Ревелиоти содержал карантинное оцепление вокруг Севастополя.

25 июня 1829 года Феодосий Дмитриевич был произведён в чин генерал-майора, а 3 февраля 1831 года – уволен от службы с правом ношения мундира и пенсией в размере 2.300 руб. в год. Его заслуги перед Отечеством были отмечены орденами Св. Георгия 4-го класса, Св. Владимира 4-ой степени, пожалованные ему за беспорочную службу в офицерских чинах, и орденом Св. Анны 2-ой степени с алмазами «за отличное усердие по службе». В 1810 году ему было Высочайше пожаловано 1.000 рублей на лечение ран.

У Феодосия Дмитриевича Ревелиоти и его жены Марии Павловны, урождённой Клендо (1778 – 10.08.1836), происходившей из семьи «греческих дворян» города Мистра́с (греч. Μιστρᾶς), было шестеро детей: дочери Елена (род. в 1803 году) и Аспасия (род. в 1810 году), и сыновья Пётр (1813 – 13.03.1849), Павел (род в 1815 году), Аристид (1816–1881), и Ксенофонт (? – 01.08.1880).

Обретя новое Отечество в России, Феодосий Ревелиоти не оставался равнодушным к судьбе своей исторической родины – Греции. В разговоре с гостившим у него в том же году Гариилом Гераковым, Феодосий Ревелиоти говорил: «Всё будет по-старому в Греции; только бы российский монарх восхотел двинуть часть войск своих против агарян, и мы бы увидели вскоре возродившихся Сократов, Периклов, Эпаминодов». Будучи ещё полковником российской службы, он оказывал материальную поддержку тайному греческому общества «Филики Этерия» («Φιλική Ἑταιρεία»). Историками отмечен его первый денежный вклад этой организации на подготовку национально-освободительного восстания, сделанный в 1820 году. В 1823 году Феодосий Ревелиоти перевёл значительную сумму денег на имя члена «Филики Этерии» Григориоса Папафлессаса (1778–1825), бывшего тогда министром внутренних дел, но, как пишет священник и историк, Амвросиос Франдзис, «эти деньги были истрачены на греческую междоусобицу». 

После обретения Грецией независимости в 1830 году, многие жившие в России состоятельные греки жертвовали средства на её обустройство. Не остался в стороне и отставной генерал-майор Феодосий Ревелиоти, от имени которого император Николай I переводил значительные денежные суммы обретшему независимость греческому государству

Имя Феодосия Дмитриевича Ревелиоти прочно вошло в литературу, посвящённую истории Крыма. Причиной тому являются вовсе не военные заслуги командира Балаклавского греческого батальона, хотя они и значительны: служба на Средиземноморской корсарской флотилии Ламбро Качиони во время русско-турецкой войны 1787–1791 гг. вписало его имя в героическую летопись борьбы греческого народа за независимость от Османской империи и даёт полное основание считать его национальным героем Греции и России.

С 1808 года на своё отнюдь не маленькое жалование Феодосий Ревелиоти целенаправленно скупал у татар земельные участки, и к концу первой четверти XIX века стал владельцем крупных имений в Ливадии, Ореанде, Алупке, Симеизе, Кекенеизе, Кучук-Кое, Мухалатке, Мшатке. Ему принадлежало 15.958 дес. земли на Южном берегу и в горной части Юго-Западного Крыма, приносившей до 120.000 рублей ежегодного дохода. Принадлежавшее Ревелиоти имение в Кекенеизе, «славившееся великолепными виноградниками», в 1840 году считалось «почти единственным на южном берегу, которое давало доход». Владеть здесь имениями могли позволить себе только состоятельные люди, поэтому земля в этой части побережья «оставалась необработанной» до тех пор, пока её не начал скупать и затем перепродавать придворным и высокопоставленным чиновникам Ревелиоти.

Как командира Балаклавского греческого батальона, его хорошо знали в татарских селениях и те немногие из греков, остававшиеся после выхода греков в Приазовье в 1778 году. К Феодосию Ревелиоти с уважением относились не только местные жители, но и будущие владельцы южнобережных дач, доверявших ему приобретение земельных участков на побережье. Он являлся доверенным лицом полковника И.А. Стемпковского при оформлении в 1824 году документов на имение Гурзуф, завещанное ему герцогом де Ришелье. В том же году Ф.Д. Ревелиоти был доверенным лицом графа А.Г. Кушелева-Безбородко при покупке имения Ореанда, которое ранее он приобрёл у татар.

Сохранились воспоминания Феодосия Ревелиоти о первых шагах становления Балаклавского греческого пехотного батальона как новой боевой единицы Русской Императорской армии. Они были записаны статским советником А.Я. Фабром из уст самого Ревелиоти, очевидно, между 1829 и 1831 гг.

Выйдя в отставку и намереваясь жить с семьёй в своём имении, Ревелиоти в 1832 году продал принадлежавший ему в Балаклаве дом для удобного размещения в нём командира и штаба греческого батальона. О проданном доме упоминает Анатолий Демидов, посетивший Балаклаву в 1837 году: «В этом городке замечательны только главная улица с запустевшими лавками, церковь, довольно красивая, и здание, в котором живёт начальник Греческого батальона». Преемником Феодосия Дмитриевича Ревелиоти в должности командира Балаклавского греческого пехотного батальона 3 февраля 1831 года стал подполковник Ликург Ламбрович Качони (1790–1863) – Георгиевский кавалер, участник Отечественной войны 1812 года, русско-турецкой войны 1828–1829 гг. и войны на Кавказе, средний сын Ламбро Дмитриевича Качиони (1752–1806), под командованием которого отставной генерал-майор служил на Средиземноморской корсарской флотилии.

В 1841 году Ревелиоти продал в казну принадлежавший ему двухэтажный особняк на Екатерининской улице в Симферополе для размещения в нём мужской гимназии (ныне это здание является частью симферопольской гимназии № 1), причём предварительно позаботился о ремонте внутренних помещений, произведённом на выделенные им на это личные средства.

Феодосию Дмитриевичу Ревелиоти принадлежали купленные у татар участки земли в Качинской долине близ Бахчисарая, из которых со временем сформировались три крупных имения: Эвель-Шейх (ныне не существует) площадью в 2.209 десятин, Кучук-Яшлав (ныне с. Викторовка Бахчисарайского р-на) площадью в 1.897 десятин и Актачи (ныне с. Фурмановка Бахчисарайского р-на) площадью в 2.000 десятин. Позднее, они перешли в наследственное владение трёх его сыновей: собственником самого большого, при деревне Контуган (ныне с. Тополи Симферопольского р-на), стал Пётр Феодосиевич Ревелиоти, хлебопахотные земли и фруктовые сады при деревнях Эвель-Шейх и Кучук-Яшлав достались Аристиду Феодосиевичу Ревелиоти, а при деревне Актачи – отставному ротмистру Ксенофонту Феодосиевичу Ревелиоти.

Отставной генерал-майор Феодосий Дмитриевич Ревелиоти скончался, предположительно, в 1848 году. Точная дата его смерти и место погребения в настоящее время выясняются, поэтому на памятнике не была прописана последняя цифра. Телеканал «Вести. Севастополь» в сюжете, посвящённом открытию бюста национальному герою в Балаклаве, поспешил проинформировать, что «многие данные о нём были засекречены и до сих пор историки пытаются выяснить, в каком именно году умер Феодосий Ревелиоти». Подобное утверждение комического свойства не соответствует действительности.

Вымыслом является и размещённое в Википедии утверждение о том, будто бы Феодосий Дмитриевич Ревелиоти находился в составе российской делегации, подписавшей 2 сентября мирный договор, и что его подпись, «вместе с другими подписями, стоит под статьёй признания турками независимости Греции». Доподлинно известно, что стороны Российской империи договор подписали российский государственный деятель генерал-адъютант граф Алексей Фёдорович Орлов (1786–1861) и российский дипломат, глава временной администрации в Дунайских княжествах граф Фёдор Петрович Пален (1780–1863), а со стороны Турции – главный хранитель финансов Османской империи (бешдефтердар) Мехмед Садык-эфенди и высший военный судья шариатского права Анатолийской армии Абдул Кадыр-бей. Договор состоял из 16 статей, отдельного акта о преимуществах Молдавского и Валашского княжеств и Объяснительного акта о контрибуции. Лондонский протокол о признании независимости Греции от Османской империи 3 февраля 1830 года, также без участия Ревелиоти, был подписан представителями трёх великих европейских держав – Российской империи, Великобритании и Франции.

 

В БАЛАКЛАВЕ УВЕКОВЕЧИЛИ ПАМЯТЬ КОМАНДИРА ГРЕЧЕСКОГО БАТАЛЬОНА
ФЕОДОСИЯ ДМИТРИЕВИЧА РЕВЕЛИОТИ

18 декабря 2021 года в Балаклаве прошла торжественная церемония открытия и освящения памятника Феодосию Дмитриевичу Ревелиоти (1766–1848) – участнику русско-турецких войн 1787–1791 и 1806–1812 гг., командиру Балаклавского греческого пехотного батальона (1809–1831), генерал-майору (1829), дворянину Таврической губернии, помещику и одному из крупнейших крымских землевладельцев первой половины XIX века.

Бюджетные средства на памятник не привлекались, он был установлен на средства членов общественной организации Национально-культурной автономии греков Республики Крым «Таврида» (председатель Иван Шонус) при поддержке Федеральной национальной культурной автономии греков России (председатель Иван Саввиди). Памятник установлен справа от ступеней, ведущих к храму Двенадцати Апостолов, расположенном на восточном берегу Балаклавской бухты. Место для него было выбрано не случайно: Феодосий Ревелиоти являлся инициатором строительства этого храма, заложенного на месте прежнего, ветхого, 3 августа 1811 года и освящённого 16 декабря 1812 года, как и предшествовавшее ему, во имя св. Николая Чудотворца (с 1990 года – храм Двенадцати Апостолов), ставшего главным архитектурным украшением Балаклавы XIX – первой половины XX вв. Здание нового храма было возведено на личные средства, выделенные Ревелиоти, и отчасти на пожертвованные прихожанами – служащими Балаклавского греческого пехотного батальона и членами их семей.

Авторами бюста генерал-майора Феодосия Ревелиоти являются Константин Феодориди и Сейран Сейдалиев.

После открытия и освящения памятника настоятелем балаклавского храма Двенадцати Апостолов (до 1938 года – греческой соборной церкви во имя св. Николая Чудотворца) отцом Павлом Бондарем, с речью перед собравшимися выступили: председатель Национально-культурной автономии греков Республики Крым «Таврида» Иван Шонус, депутат Государственного Совета Республики Крым, председатель Комитета Государственного Совета Республики Крым по народной дипломатии и межнациональным отношениям Юрий Гемпель, депутат Законодательного собрания города Севастополя Алексей Климов, депутат Государственного Совета Республики Крым Уртаза Ширин, координатор проектов Федеральной национально-культурной автономии греков России, исполнительный директор греческого общества «Танаис» города Ростова-на-Дону Мелина Леонова, председатель Бахчисарайского районного общества греков Михаил Иванов и председатель Севастопольского греческого общества «Херсонес» Христофор Ефимов.

 

Автор – Игорь Мосхури, кандидат исторических наук, руководитель Центра греческих исследований им. В.Х. Кондараки.


Читайте также⇓

ЛИВАДИЯ ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА ФЕОДОСИЯ РЕВЕЛИОТИ

 

Дорогие друзья, Приглашаем вас поддержать деятельность Московского общества греков.
Посильный вклад каждого станет весомой помощью для нашего Общества!
Только всем вместе нам удастся сделать жизнь греческой диаспоры столицы той, о которой мы все мечтаем!
2022-01-29T13:20:55+03:00