Московское Общество Греков
ΣΥΛΛΟΓΟΣ ΕΛΛΗΝΩΝ ΜΟΣΧΑΣ

Костаки Георгий

Георгий Дионисович Костаки (Γεώργιος Κωστάκη) – крупнейший коллекционер русского авангарда.

Коллекционер Георгий Костаки открыл миру русский авангард и советский андеграунд. При жизни его называли «сумасшедшим греком», а сегодня картины из его коллекции входят в собрания крупнейших мировых музеев. Вместе с Музеем AZ рассказываем о самом Костаки и о главных работах, которые вошли в его собрание. Часть из них с 9 июля можно посмотреть на выставке «Выбор Костаки».

Коллекция Костаки — единственная в своем роде: такой подборки русского и советского авангарда нет ни в Третьяковской галерее, ни в Русском музее, ни в Центре Помпиду, ни в Музее Гуггенхайма.

Собиратель икон и малых голландцев

Костаки нередко сравнивают с ключевыми русскими коллекционерами — например, с Павлом Третьяковым и Саввой Морозовым. Но его творческий путь был более необычным. Он родился в 1913 году в Москве в семье греческого коммерсанта, окончил семь классов средней школы и в 1930-х работал шофером в греческом посольстве. Вместе с дипломатическими работниками он начал скупать в московских лавках предметы старины: декоративное серебро, ковры, фарфор. Еще он приобретал картины голландских художников XVII века. Работы малых голландцев в то время считались лучшей арт-инвестицией, но сам Костаки позднее называл увлечение ими «первыми ошибками». 

С самого начала ему было интересно открывать неизвестные имена, он говорил: «Если продолжать собирать старые полотна, так ничего и не добьешься. Даже если в один прекрасный день тебе попадется Рембрандт, люди скажут, ему повезло, вот и все». Позже он начнет расставаться с малыми голландцами ради работ авангардистов, а еще — ради древнерусской живописи. Для него авангардисты стали духовными наследниками мастеров иконописи: Костаки говорил, что чувствует между ними «глубокую связь».

С иконами Костаки познакомил его отец, Дионисий Спиридонович. Он был старостой прихода в церкви Димитрия Солунского у Тверских ворот. Позже, во времена советской власти, Костаки-старший спасал иконы и фрески и церковную утварь: иногда их приходилось вывозить из разрушенных церквей. В коллекции Георгия Костаки хранилось более полутора сотен икон, написанных с XII по XVII век. Среди них — редкие образцы монументальной живописи вроде фрагментов новгородских фресок XII века и иконы почти всех древнерусских школ. Есть и признанные шедевры. Например, икона времен Ивана Грозного «Богоматерь Умиление» считается одним из наиболее важных памятников ростовской живописи.

«Сумасшедший грек», полюбивший русский авангард

Костаки довольно быстро осознал, что не хочет собирать коллекцию признанных шедевров, а мечтает «сделать что-то необыкновенное». Он вспоминал, как в 1946 году увидел картины Ольги Розановой. Тогда его «душа затрепетала» — и он мгновенно решил собирать только авангард.

Среди московских коллекционеров у Костаки тогда сложилась репутация «сумасшедшего грека», собирающего никому не нужный и бесполезный мусор. Работу «амазонки авангарда» Любови Поповой он нашел на даче ее родственников — ею было заколочено окно. А купленную им картину Александра Родченко «Абстракция» бывшие владельцы использовали в качестве скатерти. Несмотря на неприятие и даже осуждение, Костаки продолжал покупать русский авангард — работы Татлина, Родченко, Лисицкого. На некоторые даже охотился годами. Например, при жизни Татлина пытался купить основание его летательного аппарата — «Летатлина», но художник коллекционеру отказал. Уже после смерти автора Костаки пытался договориться о покупке с другом художника, скульптором Алексеем Зеленским, но тоже ничего вышло. И только гораздо позже дочь Зеленского передала работу в собрание Костаки.

В середине 1950-х он получил возможность выезжать за рубеж и первым делом отправился в Париж. Там он познакомился с Шагалом, Ларионовым и Гончаровой — и подружился с ними. Позже Костаки жил на Лазурном Берегу в доме Шагала, потом принимал его в Москве; был знаком с братом Малевича, от которого получил «Автопортрет» и другие ранние работы авангардиста; помог жившей в Париже жене Кандинского Нине приехать в Россию. 

Покровитель нонконформистов и основатель неофициального музея 

Костаки нравилось действовать вне рамок и канонов. Одновременно с коллекционированием произведений авангардистов он начинает собирать работы художников-шестидесятников, представителей неофициального искусства. В 1960-е квартира Костаки на проспекте Вернадского превратилась в неофициальный музей современного искусства, где много времени проводили художники советского андеграунда. Костаки одним из первых обратил внимание и начал поддерживать Дмитрия Плавинского, Оскара Рабина и еще около десятка молодых художников — каждый год у каждого из них он покупал по одной-две картины.  

Одним из любимых авторов коллекционера был Анатолий Зверев. Костаки целенаправленно скупал его работы, помогал продвигать их на Западе и буквально был его покровителем. В конце 1950-х Зверев жил в квартире и на даче у коллекционера — там он создал сотни портретов и пейзажей. Как вспоминал потом Костаки, Зверев мог «на спор» нарисовать серию супрематических композиций — как ответ Казимиру Малевичу.

Для гостей Костаки его дом был не только музеем авангарда, но и определенным «окном в Европу». Мало где еще в советские годы можно было встретить Шагала, Картье-Брессона, Вайду, Плисецкую и даже Рокфеллера. Всех своих гостей Костаки заражал любовью к неофициальному искусству. Им же он увлек и посольских работников. В те годы даже возникло новое явление — дип-арт: иностранные дипломаты скупали у художников-нонконформистов картины, которые официально не признавались искусством.   

В начале 1970-х Костаки задумался о будущем своей коллекции и предложил Минкульту СССР безвозмездно передать государству все собрание и создать на его основе музей современного искусства. Но тогда мечта коллекционера так и не осуществилась. После его отъезда и смерти картины из собрания Костаки разделили музеи России и Греции. Там они находятся и сейчас.

Источник: https://meduza.io/feature/2020/07/20/sumasshedshiy-grek…

Георгий Костаки (в центре) с семьей и братом Николаем Костаки (на фото справа от Георгия). Празднование нового 1954 года. Николай Костаки с 1941 по 1989 годы проработал в посольстве Великобритании переводчиком, руководил русским персоналом. За свои заслуги Николай Костаки получил орден Британской империи от королевы Елизаветы II

 

Марк Шагал в гостях у Георгия Костаки. Москва. 1973. Фото Владимира Янкилевского. Архив А. Г. Костаки

 

Семья Георгия Костаки; слева направо: дочь Алики (Лиля), жена Зинаида Семеновна, дочь Наталья, внучка Катя. Середина 70-х гг.

 

Георгий Костаки с художниками московского андеграунда. По левую руку от Г.Д. Костаки – В.Е. Кропивницкая, крайний справа – О.Я. Рабин

 

Владимир Янкилевский, Георгий Костаки и Соломон Шустер в Мастерской Янкилевского,1971

 

Георгий Костаки с художниками-эмигрантами
Стоят: Александр Рабин, Оскар Рабин, Валентина Кропивницкая, Александр Глезер. Париж, 1980-е годы.

Источники:

  • https://meduza.io/feature/2020/07/20/sumasshedshiy-grek-promenyavshiy-gollandtsev-na-zvereva-kto-takoy-georgiy-kostaki-i-kakoy-vklad-on-vnes-v-iskusstvo
  • https://www.forbes.ru/forbeslife/341469-drama-na-100-mln-istoriya-kollekcionera-georgiya-kostaki
  • https://arzamas.academy/mag/861-kostaki
  • https://russianartarchive.net/ru/catalogue/document/d169c6d9-e4a7-4719-bde0-5d1cdad95b85
  • https://iknigi.net/avtor-alek-epshteyn/94497-hudozhnik-oskar-rabin-zapechatlennaya-sudba-alek-epshteyn/read/page-5.html
  • https://www.liveinternet.ru/users/stewardess0202/post463438736

 

Дорогие друзья, Приглашаем вас поддержать деятельность Московского общества греков.
Посильный вклад каждого станет весомой помощью для нашего Общества!
Только всем вместе нам удастся сделать жизнь греческой диаспоры столицы той, о которой мы все мечтаем!
2020-08-31T15:47:20+03:00