Московское Общество Греков
ΣΥΛΛΟΓΟΣ ΕΛΛΗΝΩΝ ΜΟΣΧΑΣ

Триандафилов Христофор

Христофор Триандафилов – режиссер, кинооператор, художник, публицист. Член Союза кинематографистов РФ.

Христофор Триандафилов родился в Тифлисе, в весенний предпасхальный день – 5 мая 1937 года. Когда ему исполнилось шесть лет, семья переехала в армянский городок Кировокан, бывший Караклис,- нынешний Ванадзор. Его мама – Мария, ослепительная красавица-армянка, отец – Василий Триандафилов, грек. Жили дружно, воспитывая сыновей и дочь. Отец владел греческим, русским, грузинским и турецким языками, много читал и был замечательным рассказчиком, играл на духовых инструментах. В нагрудном кармане он носил зурну, в одном голенище сапога флейту, а в другом – кинжал. В городе его звали «уста – Васико» – мастер Васико, после войны работал шофером в милиции. 

Как-то летом в деревне Христофор видел во сне похороны отца, так четко и подробно, что помнит этот сон и сегодня. У горисполкома на фоне портрета Сталина в шинели, мужчины держали на вытянутых руках гроб с телом его отца. Через два дня видение повторилось наяву с ужасающей точностью. Об отце сообщили, что он «погиб при исполнении служебных обязанностей». Тогда Христофору было 9 лет. Навсегда осталась незаживающая рана любви, потери и тоска по отцу. 

Шел 1947 год. За хлебом по карточкам выстраивались огромные очереди – отдельно мужская и женская. Христофор ходил в школу. Оставшись с матерью и младшими братом и сестрой, он начал подрабатывать. Все остальное время он рисовал то, что видел, в единственной имевшейся у него тетради. После 8 класса Христофор оставил школу и пошел работать на механический завод рабочим, а потом помощником токаря. 

В эти годы произошла одна из главных в его жизни встреч. Встреча с театральным художником Таквором Берберяном, армянином-репатриантом из Греции. Христофор приходил, открывал осторожно дверь в мастерскую и тихо смотрел, как художник работает. Дважды Берберян прогонял юношу, а потом… Христофор стал его помощником, учеником и другом семьи. Берберян увидел в юноше Божью искру и сделал для него главное: вселил веру в себя, в свое художественное начало, собственную, дарованную рождением художественную правду. Судьба Христофора была определена. 

После окончания школы рабочей молодежи Христофор отправился в Москву поступать в институт кинематографии на художественный факультет. Документы не приняли – в его рисунках отсутствовала «школа». Но зато он узнал все про операторский факультет. Вернулся домой, стал готовиться, и на другой, 1958 год приехал снова – без направлений республики, без рекомендаций, только с аттестатом и альбомом фото-графий в самодельном чемоданчике. Христофор сдал экзамены и поступил во ВГИК. 
Яркий юноша покорил комиссию полноценностью и искренностью пульсирующей в нем энергии еще до окончания экзаменов. На мандатной комиссии Б. Волчек сказал о нем: «Это ярко выраженный художник, зачислите его в основную группу ». 

Христофор учился у выдающихся мастеров: А.Левицкого, Б.Волчека, Д.Головни, М.Ромма, Л.Дыко проходил практику на фильме А.Тарковского «Иваново детство» в группе известного кинооператора В.Юсова. В 1962 году на «отлично» защитил диплом собственным фильмом «У обрыва». Он окончил ВГИК, а когда после хрущевских разгромов искусства вакансий на студиях не было, Христофор стал работать в институте Биофизики. Он создал группу и снимал опыты и испытания. Через год появилось место ассистента оператора на киностудии им. М.Горького, и Христофор, не задумываясь, пошел на очень низкую зарплату и самую маленькую в своей профессии должность. За время работы на киностудии Христофор работал над картинами: «Мальчик у моря», «Приезжайте на Байкал», снял сам фильмы «Стреляные гильзы», «Всадник над городом» и другие. Между съемками больших художественных кинолент Христофор работал на студии «Центрнаучфильм», снимал страну СССР: Дальний Восток, Башкирию, Приморье, Сибирскую тайгу, Японское море.

В 70-е годы Триандафилов ездил в Ашхабад, где снял фильмы: «Мальчик с осликом», «Дерево Джамал», «Когда женщина оседлает коня», «Каракумы 45 градусов в тени» и две сказки: «Мал да удал» и «Волшебная книга Мурада». Позже на Валдае Триандафилов снял фильм «Подарок черного колдуна», а на реке Печере «Недопесок Наполеон третий». Этот фильм и фильм «Дерево Джамал» получили премии на всесоюзных кинофестивалях. Премии получал и оператор-постановщик высшей категории Христофор Триандафилов.

В 80-е годы Христофор Васильевич окончил курс видеорежиссуры и стал снимать видеофильмы, занимался научной работой по киноголографии. Снял фильм «Третье измерение», а в Таганроге создал фильм о детском техническом творчестве. 
В конце 80-х годов в жизнь Христофора Васильевича вошла Греция. «Я всегда знал, что я грек, – говорит Христофор, – не думал об этом, просто знал и все. Кстати, это подтверждалось записью национальности в паспорте». 

В период горбачевской перестройки Христофор вошел в Общество греков СССР, участвовал в конференциях и фестивале греков Советского Союза, снимал, писал статьи. На первом съезде греков СССР был избран членом Национального совета Всесоюзного объединения обществ греков. 

В 1991 году Христофор Васильевич открыл фирму «ГРОМ». На базе фирмы «ГРОМ» были организованы концерты в Москве известной греческой певицы из Сартаны, (Украина) Тамары Кацы. При непосредственном участии Христофора Васильевича впервые в СССР была проведена студийная запись греческих песен в исполнении Т.Кацы. Выпущены аудиокассеты с этими песнями. 

Позже, Христофор Васильевич издал книгу «Греки России. Уезжать или оставаться». Предисловие к работе Христофора написал первый мэр Москвы Гавриил Харитонович Попов. Финансировал тираж издания, президент клуба «Бизнес России», ныне покойный, Иван Харлампиевич Кивелиди. По этой книге Христофор Васильевич в 1997 году снял двухсерийный документально-публицистический видеофильм «Страницы истории греков Причерноморья» на русском, греческом и английском языках. 
В 2000 году в Доме кино состоялась премьера картины «Маэстро Одиссей Димитриади», – фильм о выдающемся дирижере 20 века. 

Работоспособность Христофора Васильевича удивляет. Спустя три года, в 2003 Триандафилов издает сказку, «Тигренок», где он выступает и как автор, и как художник иллюстратор. Московское издательство «Новая линия» в 2006 году выпустила изящный фотоальбом под названием «Люди нашего тысячелетия». Христофор Васильевич Триандафилов единственный грек, который удостоен чести оказаться в числе известных деятелей науки и искусства России. 

У Христофора Васильевича врожденное видение красоты и гармонии, трепетное, бережное отношение к миру и к чувствам людей. Бог очень щедро наделил его талантами и внутренним знанием. 

Он отец двух сыновей, замечательный художник, жизнеутверждающий литератор, играет на слух почти на всех музыкальных инструментах. Глядя на него, думаешь: как совершенно задуман и сотворен человек, как наделен безмерно и как созвучно красив благодарный и полноценный отклик человека Создателю. 

Весной 2008 года на фестивале «Евразийский калейдоскоп» за видеофильм «Победы и поражения Гавриила Попова», стал лауреатом.

Материалы предоставлены режиссером Надеждой Николаевной Кузнецовой


Режиссер и оператор Христофор Триандафилов известен как своими творческими работами, так и независимым, порой весьма резким мнением по различным вопросам общественной жизни.
Он часто бывает в Греции. Нынешнее его пребывание на исторической родине связано со съемками нового фильма. Моя встреча с Триандафиловым состоялась в Афинах в Русском доме. Наша беседа длилась более двух часов. Мастер охотно ответил на некоторые мои вопросы.

–    Расскажите, что за творческие планы привели Вас в Грецию?

–    Снимал материал для двух фильмов – «Наваринское сражение» и «Легендарный Каподистрия». Съемки проводились в основном на Пелопоннесе. Сняли бухту, где, собственно, произошло морское сражение, подробно – крепость в Пилосе (Наварин), откуда шла стрельба по кораблям противника. Поднялись на скалы острова Сфактерия, где стояли турецкие береговые пушки. С большим трудом мои помощники забрались и провели съемки в более древней, заброшенной крепости «Наварино». Мне рассказали, что название крепости «Наварин» произошло от французских крестоносцев Навары.

–    Вам известно, что русские однажды уже брали Наварин штурмом?

–    Да, конечно, но русские не штурмовали крепость. Осажденные турки сами сдались. Это произошло во время царствования Екатерины Великой. По ее указу военные корабли России, покинув Кронштадт, приплыли в Средиземное море. Командовал русской эскадрой адмирал Георгий Спиридов, а общее руководство военными операциями на греческих островах, осуществлял тридцатипятилетний русский богатырь генерал-аншеф граф Алексей Орлов. По пути к проливу Дарданеллы Орлов «положил глаз» на Наваринскую бухту. Русские матросы вместе с греческим легионом из Аркадии атаковали крепость Наварин. Командовал десантом бригадир морской артиллерии Ганнибал -прадед А.С.Пушкина. Гарнизон Наварина капитулировал. Нанося удары по морским коммуникациям османской Турции, Орлов одновременно защищал греков и зачислял желающих на русскую службу. Один из тех, кого Орлов взял на службу, был 16 летний юноша Ламброс Кацонис.

–    Вы побывали на родине Кацониса?

–    Конечно. Даже дважды. В центральном парке Ливадии стоит памятник Кацонису. При Потемкине Кацонис плавал под российским флагом. Он стал грозой турецких моряков и головной болью турецкого султана: турки предлагал Кацонису большие деньги, звания, владения, лишь бы он перешел на сторону султана. Кацонис отказался, остался верен русской короне. Когда Ушаков (Ушак-паша) вместе с турками пошел освобождать от французов Корфу, Кацониса с собой не взял. Ушаков понимал, что турки не потерпят присутствия Кацониса на флоте – убьют. В чине полковника Кацонис ушел в отставку. Жил в Крыму Карасубазаре в доме, полученном в дар от Екатерины Великой. Разводил виноград, делал водку, получил право продавать ее в Москве. Вблизи Ялты у живописного берега моря Кацонис построил дом. В честь своей малой родины назвал местечко – Ливадия.

–    Насколько мне известно, на этом месте сейчас стоит Ливадийский дворец, где вели переговоры Сталин, Рузвельт и Черчилль.

–    Все правильно, Сократ. Война с Гитлером шла к концу, и союзники в Ливадийском дворце решали вопросы устройства послевоенного мира. Во времена Кацониса южный берег Крыма был неухожен и дик. Мстительные враги не теряли надежды уничтожить Кацониса. Как-то по дороге домой в харчевне Кацониса угостили вином, оно оказалось отравленным. Кацонис почувствовал себя плохо – он понял, что его отравили. Теряя сознание, Кацонис выхватил кинжал и всадил в грудь отравителя. Четырехлетний сын потерял знаменитого отца, который поднял дух греков, показал им, как нужно бороться за независимость.

–    Трагическая история. Очевидно, прежде, чем снимать, вы капитально изучаете историческую литературу. Где еще проводились съемки?

–    Далее мы провели съемки в Мефони, где высадилась египетская армия Ибрагима-паши. Войско двигалось вглубь Пелопоннеса, физически истребляя греческое население, а флот, разорив жителей островов, обосновался в Наваринской бухте, которая была превращена в мощную турецко-египетскую военно-морскую базу. Затем мы провели съемки в Дервенакия. Со склона горы, где установлен памятник Колокотронису, открывается величественная панорама обширной долины. Среди зелени садов, олив и апельсиновых рощ просматривались маленькие и большие села – белые домики с крышами из красной черепицы. На западе долина упирается в ущелье, которая ведет к просторам Арголиды. Именно здесь в ущелье отряды Теодора Колокотрониса нанесли поражение войскам турецкого султана.

–    У Вас была целая съемочная группа в помощниках?

–    Группа состояла из четырех человек – водитель Николай Темир, помощник режиссера и переводчик Бабис Иоанну, операторы – мой сын Василий и я. У нас было две видеокамеры, два штатива и портативная вспомогательная техника. В Афинах мы взяли на прокат вместительную легковую автомашину и тронулись в путь. Ночевали в гостиницах там, где нас заставала ночь. Утром в шесть часов подъем, и в путь. Завтрак в пути, обед в пути, ужин в гостинице.

–    Получается, что работали на износ?

–    Не совсем. Но, только работая в таком темпе, можно было за короткий срок снять все, что записано в сценарии.

–    Вы все снимаете по заранее записанному сценарию?

–    Да. А как иначе? Сценарий -конечно, не догма, а руководство к действию. Но плохо составленный сценарный план это провал в работе. Как говорится, от кривой палки прямой тени не бывает. Я всегда снимаю немного больше, чем записано в сценарии. Греция вообще невообразимо красивая страна: за каждым километром открывается новый ландшафт, новый ласкающий глаз горизонт. Когда мы поехали в Лимповици – родное село Колокотрониса, меня там поразила не высота и крутизна гор, а хвойные леса – могучие стволы сосен. Я такое видел только в Забайкалье и на Урале. Действительно, в Греции все есть!

–    Раньше Вам доводилось бывать в тех местах, где потом снимали?

–    В некоторых я был – в Пилосе, Навплионе, Корфу, Эпире, Метеоре и многих других, но на родине Колокотрониса не был. Само село не сохранилось, на его месте построен музейный комплекс с домом, где висят портреты современников Колокотрониса. Во дворе дома – мраморная плита, на ней фамилии предков Колокотрониса. Меня удивило то, что пращур Колокотрониса носил фамилию Триандафиллакис.

–    В Греции фамилии с корнем «Триандафилл» достаточно распространенны.

–    Ты прав, Сократ. В этой связи позволю себе маленькое отступление. Едем по горам Фокиды. На повороте дороги видим одинокий огороженный памятник. На плите надпись: «Я родился недалеко от этого места в кукурузном поле. Макрияннис». Спустились в деревню. Остановились у памятника Макрияннису. На памятнике надпись «Макрияннис – Триандафиллу» Выяснил, что Макрияннис это прозвище, а настоящая фамилия Триандафиллу. Я задаюсь вопросом, почему в Греции эта фамилия так распространена? Пытаюсь найти ответ. Известно, что в далеком прошлом розовое масло ценилось очень дорого. Были, видимо, люди, которые целыми семьями занимались разведением роз. По их деятельность и сложилась фамилия. Это моя версия. Очень может быть, что я не прав. Но вернемся к нашим съемкам. Село Полиани – родина Папафлессаса – находится в узкой долине в горах Тайгета. Дом Папафлессаса обрушился. Встретили родственника Папафлессаса, который до чрезвычайности похож на своего знаменитого предка. Он так темпераментно рассказывал о Папафлессасе, будто сам только что вернулся с поля боя. Доехали мы и до села Маниаки, где высоко в горах сохранился дуб, возле которого погиб Папафлессас. Рассказывали, будто Ибрагим после боя приказал мертвого героя прислонить к стволу дуба. После чего низкорослый Ибрагим потянулся, поцеловал великана в лоб. В музее Бенаки есть картина «Поцелуй Ибрагима».

–    Вы знаете, что Ибрагим был греком? Он приемный сын египетского хедива Мухаммеда Али – вассала турецкого султана.

–    То, что Мухаммеда Али – вассал турецкого султана, я знал, но что Ибрагим – грек, не знал. Грек-мусульманин хуже дикого сельджука. Ибрагим потопил в крови весь Пелопоннес. Овеянные легендами города и селения были залиты кровью. Он истребил всех жителей Месолонги. Скажу прямо талантливый негодяй. Спустя несколько лет Ибрагим успешно воевал против турецкого султана. Шел походом на Константинополь. Узнав, что русский десант приплыл на защиту турецкого султана, Ибрагим дальше не пошел. Но это уже другая история.

Завершив съемки в Пелопоннесе, мы поехали на Корфу снять материал для фильма о  Каподистрии. К сожалению, на Корфу ничего о Каподистрии не сохранилось – только площадь и памятник. В прошлом году мы специально ездили в Петербург, чтобы снять памятные места, имеющие отношение к Каподистрии. На английской набережной Невы сохранилось здание коллегии министерства иностранных дел Российской империи, где Каподистрия проработал 12 лет. Там же в Петербурге недалеко от Греческого проспекта стоит памятник Каподистрия.

– Что побудило вас заняться созданием фильма о Каподистрии и о морском сражении в Наварине?

–    Если говорить о Каподистрии, то во мне давно тлело желание понять роль этой яркой личности в судьбе Греции. Видимо, он пытался объединить усилия греков для решения насущных проблем разоренной страны. Как опытный дипломат, Каподистрия знал, что маленькое государство является пешкой в шахматной игре крупных держав. Что он мог сделать, чтобы Греция не стала битой пешкой, а укрепилась экономически и стала относительно независимой страной? Какие формы лавирования он должен был придумать и осуществить, чтобы в океане политических интриг и волки были сыты и овцы целы? В те годы народные вожди приходили на собрания при полном вооружении. Мало кто проявлял терпимость к иному мнению. Отсутствие дисциплины, эгоцентризм, политическая невоспитанность проявлялись во всем греческом обществе. В стране царил хаос. Казна была пуста. Многие уклонялись от выплаты налогов. Жесткое стремление Каподистрия навести в стране порядок вызывало у некоторых дикую злобу. В результате Каподистрия был убит. В Навплионе на стене храма «Святого Спиридона», справа у входа под толстым стеклом, сохранился след от пули, которая должна была лишить жизни первого президента свободной Греции, но он погиб от кинжала единоверца. Убийство Каподистрия и жестокая расправа с теми, кто его убил, – позор, черная метка в истории Греции. Изобразить эти события на экране – сложная задача, но будем думать.

–    Наверное, в изобразительном плане морское сражение в Наварине – более выигрышный материал?

–    Бесспорно. Здесь все проще -море, парусники, скалы, крепости, пушки. Бух! Бах! Фильм о Наваринском сражении я планировал снять к 180-летию этой битвы. По финансовым причинам осуществить это не получилось. На сегодняшний день удалось заработать, накопить. Бизнесмены помогли…

–    Можете назвать их фамилии?

–    Их фамилии будут указаны в титрах готового фильма. Думаю закончить картину в 2012 году – к 185-летию Наваринского сражения. Полагаю, для греков морское сражение в Наварине стало судьбоносным. Только после Наваринского сражения началось фактически освобождение греков от османского владычества. До этого уже шесть лет, с 1821 года, греки боролись за свободу, но сбросить с себя иго османов им не удавалось. У Махмуда Второго тоже не хватало сил, чтобы намертво затянуть удавку на шее греков. До восстания греков султан истребил янычарское войско и потому вынужден был втянуть в войну египетскую армию Ибрагима, который прошелся по Пелопоннесу, как каток. Противостоять по-европейски обученной египетской армии греческие вооруженные отряды не могли. И вдруг в защиту греков выступили Россия, Франция и Англия. Где вы раньше были, «друзья»? Ждали, когда реки Греции станут красными от человеческой крови? Конечно, каждый из союзников имел на Балканах и в Средиземноморье свой интерес. Русский царь Николай I, в 1825 году вступив на престол, быстро разобрался с декабристами. Затем, не считаясь со «Священным союзом» и советами австрийского канцлера Меттерниха, обратил свой взор на Черное море. Что он там увидел? «Турецкую пробку» в проливе Босфор! Ни-торговые, ни военные корабли России не могли попасть в Средиземное море. Что надо сделать? Выбить «пробку», расчистить пролив. Как без войны решить эту проблему? Выступить в защиту греков, а там видно будет. Николай предъявил Турции ультиматум, в котором потребовал прекращения истребления греков. К позиции России присоединились Франция и Англия. А что нужно было этим господам? Французы нуждалась в поддержке России-они оккупировали Алжирю А что англичане? Они не хотели,
чтобы «ключи» от проливов Босфор и Дарданеллы оказались в кармане русского царя. А чего хотела Турция? Выгнать французов из Африки, вернуть себе Крым, запереть Россию в водах Черного моря. Короче, в этой шахматной партии Греции отводилась роль проходной пешки. Она должна была обрести независимость.Я думаю, само сражение займет в фильме мало места. Сражение началось в полдень 8 октября 1827 года. Командовал союзными силами английский адмирал Кодрингтон. От флагманского корабля «Азия» отчалила шлюпка, в которой находился офицер-парламентер, лоцман переводчик Петрос Микелис и гребцы. Они плыли на переговоры, но шлюпка не успела подплыть к судну Ибрагима: турки открыли огонь из ружей. Офицер, переводчик и гребцы были убиты. Вскоре ружейная стрельба переросла в артиллерийскую канонаду, которая длилась до темноты. Союзники потопили и взорвали более 60 крупных турецко-египетских судов, султан лишился военно-морских сил. Когда английскому адмиралу Кодрингтону в Лондоне вручали орден за победу, нашептали: «Не орден тебе надо на шею вешать, а повесить».
–  Во время поездок Вам удалось увидеть современную кризисную Грецию. Каковы Ваши впечатления?

–    Сократ, то, что произошло с Грецией, – не кризис, а новая форма колониального рабства. Объясню. Богатый дает бедному деньги в кредит с процентами, зная, что бедняк деньги вернуть не сможет. Почему не сможет? А потому, что богатый заранее умышленно развалил экономику бедняка. Греция попалась на эту удочку, проглотила жирную наживку, живот раздулся, а когда сообразила, что к чему, решила оторваться от крючка. Но не получилось – леска у крючка оказалась прочной. Но греки народ тертый: как пили кофе, так и пьют, как ели много, так и едят, бензин продают. Гостиницы не подешевели. Машины едут, автобусы тоже, мотоциклы мчатся, поезда отправляются по расписанию, самолеты летают, метро работает. Люди куда-то спешат, кушают на коду. Угрюмых выражений на лицах не замечал. Забастовки наблюдал. Трудно себе представить Италию без мафии, а Грецию без забастовок. В тех местах, где нам довелось бывать, много необработанной, неухоженной земли. Отары овец и коз пасут не греки. Всюду прекрасное покрытие автомобильных дорог. Даже в самые отдаленные села в горах ведет асфальтированное шоссе. Дороги сделаны на совесть, а совесть – это прокурор мозга. Хитрый мозг может допустить брак, -а совесть нет.· Единственное, что связывает человека с Богом, – это совесть. По плохой ухабистой дороге мандарины, помидоры, персики, пока довезешь до рынка, превратятся в компот. В селах очень мало детей. На севере Греции в семьях турок 5-6 детей, а греков 1-2. А ведь пьют ту же воду, греются под тем же солнцем. Тут дело не в кризисе, а в идеологии и морали. Не надо быть математиком, чтобы просчитать, сколько понадобится лет, чтобы греки в парламенте оказались в меньшинстве. Кто-то из правительства Греции сказал, что «мы все вместе ели». Я думаю, не ели, а обжирались. Я заметил, что в Афинах много мужчин с избыточным весом и громадными животами. Стройные мужчины тоже попадаются, как и пухленькие женщины с тонкой талией. Но когда исчезает талия и фигура от головы до колен уродуется накоплениями, типа волнистых барханов, то это уже музейный экспонат. Короче, в ближайшие годы надо похудеть всей стране: от членов парламента до ресторанных барменов. Желательно, чтобы Греция проявляла больше скромности и здравого аскетизма. Я прагматичный оптимист. Верю, что кризис в Греции – не хроническая астма, а сезонный грипп экономики. Даже в кризис при встрече люди сохраняют теплую улыбку, а это о многом говорит.

– Спасибо за беседу.

Сократ Грамматикопулос
Источник “Афинский курьер”
18/08/2011

Год без Христофора Триандафилова

Христофор Триандафилов – греческий сын русского народа

 

Дорогие друзья, Приглашаем вас поддержать деятельность Московского общества греков.
Посильный вклад каждого станет весомой помощью для нашего Общества!
Только всем вместе нам удастся сделать жизнь греческой диаспоры столицы той, о которой мы все мечтаем!
2020-03-29T22:12:29+03:00